Главная Гордый край, гордые люди

Гордый край, гордые люди Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
01.06.2015 20:34

Многое запомнилось в этом знакомстве с Югославией. И, прежде всего - гордые и сильные духом люди этого края.

Титово-Ужице, спрятанное в ущелье, дало в войну приют штабу Народно освободительной армии. Многие месяцы войны здесь, под носом у ворвавшихся эсэсовских дивизий, тайно работал на партизан целый оборонный завод. Заподозрив, наконец, неладное, гитлеровцы отравили газом всех работавших в этом подземелье. В память сотен и сотен задушенных патриотов восстановлена обстановка «арсенала освобождения», а у входа в Музей народного восстания поставлена скромная скульптурная композиция из изделий, выпускавшихся здесь для партизан.

... Древняя столица Черногории - Цетинья. Некогда место пребывания известного черногорского государственного деятеля и мыслителя князя Петра Негоша, друга России и поэта, оставившего потомкам бессмертный завет: «Поколенье рождено для песен!» В уютном доме-музее Негоша, смешно названном «Бильярд» (сюда когда-то доставили первый в Черногории бильярд), выставлены читанные поэтом русские книги: «Жития Петра Великого», сочинения Пушкина, Ломоносова. .. Князь хорошо знал русский и старославянский, переводил «Слово о полку Игореве», ввел в язык черногорцев более тысячи русских слов.

В Цетинье мы и услышали крылатую фразу о древней любви черногорцев к нашей стране.

- Мы маленький народ, - сказал Никола, которого нам представили как «мастера номер один по сапожкам». - Но нас с русскими за двести миллионов. Сила, так?

... Путь из Цетиньи к морю - это две дюжины горных спиралей сквозь каменные джунгли хребта. Наконец внизу заблистала голубая Адриатика.
Вот он - Ядран, так издавна называют югославы свое море. Ядран, не раз доставлявший этой земле торговую славу, не раз навлекавший на нее трагические события. Сколько пиратских бригов бороздило воды Ядрана! Сколько иноземных орд пытались отрезать страну от Адриатики!..

Адриатическое море - это своего рода средиземноморский залив площадью в сто тридцать девять тысяч квадратных километров, который глубоко вдается в Европейский континент. Для стран этого района Адриатика - кратчайший и удобнейший путь для выхода в Средиземное море и океаны. А если учесть, что Ядран никогда не замерзает и годен для судоходства весь год, то его третье название - «торговые ворота в мир» - вполне оправданно.

Гид оперирует цифрами: наибольшая глубина моря 1590 метров, но исследователи еще не сказали последнего слова; длина - 783 километра, ширина - 200 километров. В северной части море мельче, чем в южной.

Адриатическое море у югославского побережья не сравнить ни с одним другим водным пространством. Это трудно описать. Это нужно увидеть. Взгляд прежде всего отмечает ярчайшую палитру красок. Представьте совершенно отвесные берега: верхние этажи словно бы парят в пронзительной синеве неба благодаря колыхающимся листьям ядовито-зеленых пальм, трепещущим шапкам матово-серебристых пиний. Между этими рощицами вдруг выбегают к морю разноростные оливковые, миндальные, ореховые деревья, благородный лавр, создающие неповторимую желто-зелено-вишневую цветовую гамму.

Спускаясь вниз, они вдруг теряются в серых скалистых уступах, под которыми нежится в безветрии изумрудная Адриатика.
Море то зеленое, то синее, к вечеру оно бывает и багровым.

А чуть дальше от берега, точно гигантские ромбические рыбы, плавают острова, островки и островочки. И так - на протяжении почти всей двухтысячекилометровой линии югославского побережья.

Веками происходило опускание суши в восточной Адриатике. Это привело к появлению бесчисленных островов и мысов. Вот почему Югославию иногда называют «страной тысячи двухсот островов».

Редкое удовольствие - наблюдать глубины Ядрана. В Адриатике происходит особо интенсивное испарение воды с поверхности. Поэтому соленость и прозрачность здесь более высоки, чем в океане. Монетка, упавшая в воду, отчетливо видна на глубине пяти - шести метров, а моряки рассказывали нам, что в открытом море прозрачность воды достигает пятидесяти метров и более.

От них же мы узнали, что провести судно вдоль берега, маневрируя между бесчисленными подводными скалами и рифами, - искусство отважных и осторожных. Становится понятным высокий престиж югославских мореходов.

Нам повезло: все дни пребывания на побережье с северо-запада дул легкий освежающий мистраль - обычно предвестник жарких дней. Ветров здесь много: бура и трамантана налетают с севера, юго и лебич - из южных широт. Рыбаки шутят: «Из пяти ветров нам бы выскочить с одним добрым уловом».

Надо сказать, рыбаки Ядрана - и ловцы умелые, и острословы отличные, и не менее красиво рекламируют два десятка промысловых рыб - от макрели до скумбрии, которыми богато море. А всего ихтиологи Адриатики насчитывают в ней 365 видов рыб.

Хотелось бы рассказать о многих городах побережья. Об изящной Будве, которая с высоты берега воспринимается как легкий арочный мост, выдвинутый далеко в море. О знаменитом Сплите, сохранившем стены и фасады интереснейшего дворца римского императора Диоклетиана. Но чувствуешь, что всего этого много для одного краткого очерка, и тогда поток «адриатических» впечатлений заслоняется одним очень старым городом, который сходит с холма в море и похож на закованного в каменную броню часового. Имя ему - Дубровник.

Сказки Дубровника

«Те, которые ищут сказку на земле, - писал великий английский драматург Бернард Шоу,- должны приехать в Дубровник».

Сказку мы уже увидели с верхней дороги: изящный полуостров, формой напоминающий в миниатюре наш Крым, на добрых три четверти лежал в море и издалека демонстрировал приезжим мощные, десятиметровой толщи, крепостные стены, шестнадцать башен, форты и бастионы.

А совсем не сказочную историю довелось узнать уже внизу. Старый рыбак со звучным именем Джордже услышал русскую речь, подогнал свою лодчонку к бортику причала, не по летам легко выскочил на камни и приветливо, стараясь, чтобы его поняли, сказал:

- Приятели руски! Увезите на память не одни только стены. Поднимитесь на форт Святого Иоанна.

Старинный форт хранил якоря намного старше этих крепостных стен и регалии боев и осад, которые пришлось выдерживать Дубровнику. Город в средние века превратился в хорошо развитую Дубровницкую республику и даже - с помощью подкупа, шантажа и уловок - присоединял к себе близлежащие земли и острова.

Летописи и мемуары хранят умильные рассказы о всеобщем процветании, которое царило в этой маленькой патрицианской республике. Но в одном из дубровницких музеев нам довелось увидеть довольно страшные документы об этом «процветании». В «Книге статусов Дубровника», составленной в 1272 году, черным по белому записано, что в республике существует рабовладение, что раба можно продавать и передавать по наследству.

Город не раз отстраивался. В нем бушевали пожары, и на место сгоревших пышных дворцов состоятельные нобили сгоняли рыбаков, ремесленников, матросов, чтобы возводить новые особняки. Не один раз Дубровник оказывался в эпицентре землетрясения, и его прекрасные дома и богатые церкви уносило разбушевавшееся море. Еще более неистовствовали чужеземные авантюристы. Турецкие правители облагали Дубровник данью, испанский монарх довольствовался соколами и вином, наполеоновский генерал Лористон, занявший город, попросту заявил, что Дубровник упраздняется. Именно в тот момент адмирал Сенявин привел в эти воды русскую эскадру, наши моряки поддержали жителей побережья и обстреляли интервентов, укрывшихся в крепости. Рыбак Джордже и хотел, чтобы мы увидели одну из хранящихся на форту русских пушек. Потом в Дубровнике пытались распоряжаться австрийские жандармы.

А во время второй мировой войны...

Глобус 1974

Trackback(0)
Comments (0)Add Comment

Write comment

security code
Write the displayed characters


busy
 

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://go-way.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://go-way.ru/

������.�������
Designed by Light Knowledge