Главная Путь Карелина к науке
Путь Карелина к науке Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
02.06.2015 14:39

В Оренбурге тепло встретили Карелина. Он всем понравился.

«Неистощимая веселость характера, меткость слова, замечательное красноречие и живость рассказа делали его общество несказанно приятным и привлекательным», - вспоминала о Карелине его дочь София Григорьевна.

В Оренбурге Карелин познакомился с зоологом Эдуардом Александровичем Эверсманном. Эверсманн был на семь лет старше Григория, имел ученую степень и пользовался известностью как исследователь Заволжья. Эверсманн снабжал Григория книгами и учебниками, помогал в его подготовке. Карелин вместе с Эверсманном совершал научные поездки по Оренбургскому краю, Букеевской орде и Уралу. Он собирал для своего товарища материалы по зоологии и ботанике и помогал ему в исследовательской работе.

Начальство, обратив внимание на Карелина, стало давать ему различные поручения. Уже летом 1822 года он с отрядом казаков сопровождал археолога П. П. Свиньина по Оренбургской линии до Сибири. А через год принял участие в военной экспедиции Ф. Ф. Берга, обследовавшей Киргизскую степь и Устюрт, горное плато между Каспийским и Аральским морями.

Карелин сопровождал по Уралу скандинавских путешественников: профессора Ганстена и лейтенанта Дуэ; отыскивал в Башкирии месторождения горного хрусталя, дымчатых топазов и яшмы, производил топографические съемки, обследовал оружейные заводы, изучал древние монгольские памятники.

В 1826 году, сославшись на здоровье, Карелин добился ухода с военной службы. Он женился на дочери отставного офицера Александре Николаевне Семеновой, приходившейся родственницей П. П. Семенову Тянь-Шанскому.

Александра Николаевна училась в Петербурге. Она получила хорошее образование, была знакома со многими видными представителями столичной интеллигенции. Друг Пушкина, Антон Дельвиг посвятил ей стихи «Северные цветы».

У Карелина расширились научные связи, но материальное положение его семьи ухудшилось.

Стесненные обстоятельства принудили Карелина согласиться с предложением Азиатского департамента министерства иностранных дел быть советником при хане Букеевской орды Джангере. Букеевская орда относилась к западной ветви казахского народа. Она занимала территорию Западного Казахстана, входившую в то время в состав Астраханской и Оренбургской губерний.

Джангер предложил Карелину поступить к нему на службу в качестве учителя и советника по делам орды. Хан хотел быть просвещенным - учиться наукам и русскому языку. Он обязывался платить своему учителю четыре тысячи рублей в год. По тому времени это было хорошим вознаграждением. Карелин согласился с предложением хана. Теперь он мог совершенно свободно разъезжать по кочевьям, изучать жизнь казахов, собирать коллекции, производить топографические съемки. Он составил первую точную карту Западного Казахстана, за которую министерство иностранных дел премировало его бриллиантовым перстнем.

В начале 1831 года Карелин был отозван оренбургским начальством и прикомандирован к экспедиции, посланной в другие районы Казахстана. Он собрал ценнейшие физико-географические материалы, исследовал течения рек, направления горных хребтов, собрал огромнейшие коллекции животных, птиц, насекомых, растений, минералов и образцов почв. Казахстан перестал быть белым пятном.

Путешествия по Каспийскому морю

Новое поручение Карелин получил в марте 1832 года. Ему предстояло исследовать северо-восточные берега Каспийского моря и уточнить карты. Кроме того, он должен был изучить фауну и флору этих мест. До Карелина ни один естествоиспытатель не посещал места, которые располагаются между городом Гурьевом у самого устья реки Урал и полуостровом Мангышлак, на северо-восточном побережье Каспия. Белым пятном были для науки земли, которые по своей протяженности занимали более девятисот километров.

Экспедицию ожидал трудный и опасный путь. Пустынные степи, солончаки, горы, недостаток пресной воды, резкие колебания температуры - вот с чем предстояло встретиться. А на Каспии хозяйничали недобрые люди, отбившиеся от дома и законов, - морские разбойники, контрабандисты, браконьеры и мало чем отличавшиеся от этой компании полукупцы-полубандиты.

В распоряжении Карелина было четыре судна, вооруженных пушками, и отряд из ста семидесяти уральских казаков, людей бывалых и смелых. Из Гурьева путешественники отплыли десятого мая (по старому стилю).

На карту были нанесены новые острова, уточнены очертания берегов.

Экспедиция вошла в залив Мертвый Култук. Он занимал выгодное положение на пути к Хиве (шесть дней езды на лошадях и двенадцать дней на верблюдах). Здесь можно было создать морской порт. Карелин хотел помочь родине расширить торговые и политические связи со странами Средней Азии, Персией, Индией и Афганистаном и ограничить колонизаторские притязания англичан. К заливу круто спускаются Туманные горы. На утесе Кизыл-таш можно было построить крепость, которая надежно охраняла бы морской порт и окрестности. На утесе имелась пресная вода, а в горах было много строительного материала - камень, глина, известь. Карелин нашел также бурый железняк, серный колчедан и апатиты.

В середине августа Григорий Силыч вернулся в Гурьев.

К путевому журналу Карелин приложил наброски статей, записки и отчеты: «О тюленьем промысле», «О морском разбое в северной части Каспийского моря», подробный перечень млекопитающих, птиц, змей, насекомых и растений с указанием их латинских и местных названий.

Он сообщил много сведений о жизни кочевников, о том, что надо сделать для расширения торговли, промышленных и политических связей с восточными странами.

В Петербурге заинтересовались результатами экспедиции. Предложение построить на Кайдаке морской порт и в его районе крепость было одобрено.

Зимой 1833 года Карелин выехал вначале в Уральск, а затем в Астрахань, чтобы нанять строительных рабочих и снарядить суда. Подготовка к предстоящим работам потребовала много сил и труда. Только второго мая Карелин смог с большим отрядом казаков, матросов и рабочих высадиться у Кайдака. И сразу закипела работа. «Казаки натаскали плитняку и в полдня редут вырос как будто вытянутый из земли за уши», - записал Карелин в путевом дневнике. Неделя за неделей вырастали все новые укрепления - валы, рвы, бастион, здания.

Приход русских сначала не на шутку встревожил казахов и киргизов. Но когда Карелин объяснил им, для чего строится форт, они успокоились и даже обрадовались, что русские будут их защищать от хивинцев и морских пиратов. Они доложили русскому начальнику, что на Каспии вблизи залива появились морские разбойники. Карелин выслал на разведку лейтенанта Васильева с тридцатью пятью уральцами на легком судне с пушкой и фальконетом. Этого было достаточно, чтобы подозрительные люди перестали появляться вблизи строящихся укреплений.

Двадцать второго июля строительство укреплений и порта было закончено. Форт был назван Ново - Александровским, ныне он называется фортом Урицкого. Начальство было довольно крепостью, которая могла выдержать осаду даже хорошо подготовленной пехоты.

Карелин сдал форт гарнизону и уехал к своей семье. И снова, уж в который раз, ему не дали отдохнуть. Он узнал, что продовольствие, отправленное для гарнизона, по нерадивости сопровождавших суда двух прапорщиков, задержалось в пути и суда остались на зимовку в устье Урала. Гарнизону форта грозил голод. Карелин помчался на конях из Оренбурга в Гурьев. Он нанял около сотни казачьих саней и верблюдов и, нагрузив их провиантом, двинулся по уже скованному льдом взморью.

Караван приближался к Ново - Александровскому. Вдали уже виднелись здания. И тут случилось неожиданное. Лед под тяжестью одного из верблюдов, навьюченного пушкой, и саней, на которых ехал Карелин, проломился, и Григорий Силыч очутился в воде. К счастью, казаки не растерялись. Они спасли Карелина и достали из воды все - пушку, шкатулку с деньгами, личные вещи начальника.

Не обсушившись после ледяной ванны, Карелин вскочил в седло и помчался к форту. Все обледенело на нем. «Я был подобен грецкому ореху в сахарной корке», - шутил он над собой. Он любил подшучивать над собой больше, чем над другими.

Карелин спас казенные деньги. Он просушил кредитные билеты на растянутых бечевках и сдал начальству все до единой копейки.

Купание обошлось Карелину довольно легко - насморком и некоторое время побаливали кости. Ему пришлось много раз вязнуть в болотах, мерзнуть в кибитках, на резком ветру и на вершинах гор. Однако здоровье не было уж таким железным, и к старости он сильно поплатился за пренебрежение к себе.

Третье путешествие по Каспийскому морю Карелин совершил в 1836 году. Он обследовал южные берега моря и еще более обстоятельно изучил восточные.

Для своего последнего плавания по Каспию Карелин нанял парусник «Святой Гавриил» в сто шестьдесят тонн водоизмещением. В состав команды вошли семьдесят четыре человека, в их числе были и казаки.

Карелин побывал в Астрабадском заливе, принадлежавшем Персии. Он оставил красочные описания тех мест, которые посетил с разрешения персидских властей. В письме к жене он так рассказывает о высадке отряда между устьями речек Карасу и Багу: «Повсеместно рисовались прелестнейшие ландшафты. Залив длиною в 60 верст, а шириною в 14. Берега его от воды до вершины гор покрыты величественным лесом...

Растительная сила так велика, что с трудом можно поддерживать небольшие дорожки... Дуб, восточный платан, железное дерево, самшит, грецкий орех, большие фиговые и шелковичные деревья, абрикосы, персики, кизил, урюк, сливы, алыча, груши, яблони, но больше всего разнородные гранаты с множеством больших пунцовых цветов и дикого винограда, который, восходя наверх высочайших деревьев, висел оттуда фестонами и гирляндами». И здесь он не может обойтись без шутки: «На другой день возвратились мы, обремененные чудесными предметами естественной истории, за которыми ученый немец без башмаков и с колпаком в руке пройдет 25 верст, не выпивши ни капли пива».

На суше путешественники продолжали путь караванным способом. Они углубились в туркменские степи, побывали у самого устья Амударьи и, что любопытно, переправились через древнее русло этой реки - Актам - по воде. В наше время это русло совершенно высохло. Карелин обратил внимание ученых на то, что Каспий постепенно усыхает.

Карелин посетил кочевья свободолюбивых и воинственных туркменов-иомудов. Русский ученый познакомился со старейшинами, собрал интересные сведения о жизни, обычаях и нравах племени. Григорий Силыч понравился иомудам, пришелся им по душе.

На восточном берегу Каспия Карелин посетил горы Большие Балханы. Он был первым из европейцев, посетившим эти места. Подъем к вершине был так крут, что представлялся почти отвесным. «Мы, - рассказывал Карелин,- видели почтенного барса, который с легкостью кошки перепрыгивал с камня на камень, но, видно, и ему путешествие не обходилось даром: он ревел очень неосторожно».
Карелин посетил Туркменский залив, обследовал полуостров Челекен и остров Огурчинский и отметил, что они богаты нефтью, озокеритом и солью.

После пяти месяцев плавания Карелин приехал в Астрахань. Он уже пользовался славой как путешественник, натуралист и географ. У него появилось много друзей в ученом мире. Но число завистников и недоброжелателей тоже возросло, среди них были влиятельные чиновники, которые портили дело. Григорий Силыч писал жене: «Сколько новых сплетен ожидает меня в Астрахани и Оренбурге, и как многим будет досадно, что ни на море, ни на суше не берет меня лукавый!»

Глобус 1974

Trackback(0)
Comments (0)Add Comment

Write comment

security code
Write the displayed characters


busy
 

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://go-way.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://go-way.ru/

������.�������
Designed by Light Knowledge