Главная Путешествие в Ундоры
Путешествие в Ундоры Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
01.06.2015 09:34

Живя летом в Ульяновске, я узнал много интересного о местечке под названием Ундоры, что расположено в сорока километрах от города.

Следуя восточной пословице, гласящей: «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать», - решил посетить этот примечательный уголок Ульяновской области.

Ранним сентябрьским утром я отправился по пустынным улицам на речной вокзал. С высоты он походил на великолепный океанский лайнер. Белый «Омик» терся боком о причал, отражая иллюминаторами заступившее на дневную вахту солнце. Пассажиров мало, и все они с большими плетеными корзинами. Догадываюсь, что это грибники.

Дается отправление, и теплоход, пятясь кормой и буруня воду, отчаливает, сопровождаемый эскортом чаек. Развернувшись, речной труженик берет курс на север. За мостом через Волгу водохранилище приобретает вид настоящего моря. На северо-востоке совершенно не видно берега. В голубой дымке, словно «летучие голландцы», призрачно замерли белые силуэты судов. А слева по борту горбится высокий берег. В пышной зелени садов, занимающих весь склон, теряются жилые деревянные дома. Отчетливо виден установленный на вершине светлый бетонный брус Ленинского мемориала на мощных колоннах и взметнувшаяся за ним вертикаль гостиницы «Венец». Отсюда кажется, что оба величественных здания составляют единое архитектурное сооружение. Последний городской ориентир, видимый с палубы - вышка телецентра. Постепенно и она растворяется в утренней дымке. По откосу еще долго тянутся садовые участки горожан с разноцветными крохотными домиками. Но вот четко видна их граница, за которой начинается лес. Берег становится круче. Кое-где в распадках нашли временный приют рыбаки или речные туристы, поставив палатки и вытащив на отмели лодки. В живописных заливах разместились пристани-дебаркадеры. Теплоход причаливает к ним, берет на борт двух-трех пассажиров и движется дальше на почтительном расстоянии от берега. Вокруг стоит тишина. Солнце поднялось высоко, играя бликами на слабо колеблющейся воде.

Вот показался каменистый обрыв, похожий на гигантский слоеный пирог. Теплоход огибает его, входя в очередной залив, где есть пристань.

За обрывом начинаются дома деревни. У стоящей рядом женщины с узлом я спрашиваю, как называется деревня. «Городище», - отвечает она.

Этот сильно подмытый в последнее время водами Куйбышевского водохранилища мыс давно привлекает палеонтологов.

Примерно полсотни лет назад в нем были обнаружены кости ископаемых животных: сибирского носорога, зубра, верблюда, бивни и зубы мамонта. Нашли в нем и плечевую кость древнего человека. На некогда существовавших здесь Мулиновом и Ундорском островах удалось отыскать кости первобытных людей, живших еще во времена верхнего неолита.

Исследовав содержимое могильников и обнаружив места стоянок первобытных людей, ученые установили, что берега Средней Волги с древнейших времен были заселены человеком.

В эпоху бронзы на территории нынешней Ульяновской области находился стык двух культур: северной охотничье-скотоводческой и южной скотоводческо-земледельческой. Племена второй культуры жили в больших домах, разводили коров, овец, лошадей и свиней, занимались земледелием. Само название «Городище» пришло к нам из глубины веков и навело археологов на мысль, что именно здесь находилось одно из крупных селений, о котором еще в пятом веке до нашей эры упоминал греческий историк Геродот, называя живших в этих местах людей савроматами.

Теплоход входит в небольшой залив и осторожно причаливает к дебаркадеру с вывеской «Ундоры». Сразу от пристани начинается крутой подъем. Как в горах, тропинка вьется серпантином и подводит к пионерскому лагерю, откуда открывается панорама рукотворного моря.

Виден и «Омик», уходящий в обратный рейс. С высоты он кажется игрушечным корабликом. Вскоре за пионерским лагерем начинаются постройки села Ундоры. Говорят, что раньше оно именовалось Воскресенским. Но по каким-то причинам не прижилось это название, а укоренилось словосочетание татарского происхождения. Название состоит из двух слов «Ун» и «Дол», что означает «Десятый дол». Вначале оно и произносилось как «Ундол» или «Ундола». Возникновение его связано с географической особенностью местности. Дело в том, что счет крупных понижений на высоком правом берегу Волги велся от города Казани. Этот овраг оказался десятым. Русские поселенцы оставили бытовавшее название, переделав его на свой лад в Ундоры, хотя оврагу дали другое имя - Красноярский. Его правый мыс, обращенный к Куйбышевскому водохранилищу, известен под именем Утеса Стеньки Разина.

Против Утеса Стеньки Разина, до заполнения Куйбышевского водохранилища, был островок со смешным названием Вшивик, соединявшийся с берегом в межень узким перешейком. В старое время на островке устраивались бурлаки на длительный отдых. Здесь они стирали свои пропотевшие одежды. Островок навсегда исчез под водой, а память о нем до сих пор жива в народе. Уж не этот ли островок упоминается в знаменитой песне поэта-волгаря Дмитрия Николаевича Садовникова «Из-за острова на стрежень»? Его по праву считают знатоком и одним из первых краеведов этих мест. «Певец Волги и воли», как обычно называют Садовникова, много путешествовал по родному Поволжью, собирая поговорки, загадки, легенды. Неоднократно бывал Дмитрий Николаевич и в Ун-дорах, где сочинил несколько стихотворений. Вполне вероятно, что посещение легендарного утеса и островка Вшивик вдохновило поэта на создание раздольной, как сама Волга, песни, полюбившейся народу.

Теперь возле знаменитого Утеса на уютных лужайках разместились разноцветные корпуса дома отдыха «Дубки». А нижняя часть Красноярского оврага, где, по преданию, в чащобе таился мятежный атаман со своими верными сподвижниками, превратилась в красивый широкий залив.

Живописны иссеченные оврагами окрестности Ундор. Особенно они привлекательны ранней осенью. Манят своей таинственностью леса, привольно расположившиеся по северным склонам Красноярского оврага и уходящие далеко к границе Татарии. В них обилие всяких ягод, орехов, грибов. На лесных лужайках можно встретить дички яблонь и груш с крупными вкусными плодами.

Но самой большой здешней достопримечательностью считаются самоизливающиеся минеральные источники. Полтора столетия назад сподвижник Суворова и Кутузова генерал-майор П. Н. Ивашев, прогуливаясь по своему имению, забрел в Малиновый овраг. В густых зарослях он наткнулся на родник и решил напиться. Вода на вкус оказалась необычной. Ивашев пригласил из Казани профессора-медика и попросил исследовать воду источника. Профессор сделал анализ и дал заключение, что по своему составу минеральная вода Малинового источника близка к воде бельгийского курорта Спа.

Это было то время, когда началось развитие отечественных курортов на Кавказе, и представитель передовой русской интеллигенции, отец будущего декабриста Василия Петровича Ивашева Петр Никифорович, решил возле родника создать домашний курорт. На каменном фундаменте была возведена ванная галерея, в которую вода из родника поступала по дубовым трубам. По свидетельству правнучки Петра Никифоровича Екатерины Петровны, живущей в Ленинграде, трубы и фундамент галереи сохранились до 1965 года.

«Ундоровский курорт» вскоре стал известен в Петербурге и Москве. Многие друзья Ивашевых прошли в Ундорах курс лечения.

Но обстоятельства сложились так, что с переходом поместий в другие руки курорт прекратил свое существование. Однако местные жители не забыли о чудесной воде, применяя ее для лечения желудочных, кожных и глазных заболеваний, готовили на ней пищу или просто пили.

А в 1960 году обратил внимание на бьющий из земли фонтанчиком родник ульяновский врач Евгений Михайлович Чучкалов. Бутылки с водой из родника он отправил на анализ в Москву, а сам занялся экспериментальными исследованиями. Уже первые опыты на собаках показали, что вода Малинового источника в зависимости от ее температуры и времени приема может повышать или понижать секрецию и кислотность желудочного сока, и также способствует рубцеванию язв желудка и двенадцатиперстной кишки. Были получены и результаты химического анализа из Центрального института курортологии. В ундоровской воде содержится 13 микроэлементов. По своим целебным свойствам она аналогична знаменитой минеральной воде «нафтуся» курорта Трускавец.

В окрестностях Ундор размещены дома отдыха, оздоровительные пионерские лагеря и лечебный пансионат для учителей Ульяновской и Куйбышевской областей. На большой площади проведены инженерно-геологические изыскания и топографические съемки, послужившие для разработки проекта крупнейшей здравницы Поволжья.

Пройдет немного времени, и, пока малоизвестные, Ундоры встанут в один ряд с такими всемирно известными курортами, как Ессентуки, Мацеста, Трускавец. За тысячи километров от Ундор люди будут пить замечательную воду из бутылок с этикеткой «Волжанка».

К целебному роднику в Малиновом овраге с разных сторон ведут дощатые дорожки с множеством ступенек. Возле родника сооружена беседка. Из трубы большого диаметра беспрерывно с шумом льется мощная струя. Сюда пришли с чайниками и графинами отдыхающие в «Дубках», с ведрами и бидонами - местные жители. Уходить не спешили. Усевшись на скамейки, пили из кружек и банок свежую воду и вели беседы о ее удивительных свойствах.

Много было рассказано любопытных историй, подтверждающих разностороннее действие воды родника на организм человека. Уже заметно темнело, когда «паломники», отягощенные ношей, стали расходиться. Я невольно подумал, что подобные немудреные рассказы о чудодейственной подземной воде в глубокой древности рождали легенды, умело используемые церковниками для одурманивания верующих.

Вот так, очевидно, произошло название ближайшего урочища Святые вершины, где находится еще один целебный родник под именем Серебряный источник, давший название дому отдыха и пристани.

Воскресным утром я покинул Ундоры. Затейливая тропинка повела меня в обход больницы, спустилась в верховья Малинового оврага, обогнула крохотное болотце и поднялась на поросший лесом овраг. Затем я очутился снова в глубоком логу. Долго пришлось обходить залив, пока не начались первые строения деревни Городище. В ее восточной части было очень мало растительности, отчего деревня казалась голой и неуютной. Из короткого разговора с пожилым мужчиной, тесавшим на улице бревно, я узнал причину отсутствия растительности.

Деревня расположена, как он выразился, на «мертвой земле», на которой не приживаются деревья. И было как-то странно, что в этой «мертвой земле» заключена живая история планеты. В ее глубинных слоях в виде окаменелостей сохранились останки животных, обитавших здесь миллионы лет назад! И воды Куйбышевского моря день за днем разрушают берега, вымывая интереснейшие предметы животного и растительного мира, существовавшего в глубокой древности. Недаром каждую осень волжские обрывы посещают научные экспедиции. За «историческим материалом» сюда приходят школьники, а за необычными сувенирами - туристы.

Я тоже мечтал извлечь из обрыва что-то редкое. Приблизился к кромке обрыва и с опаской посмотрел вниз. Волны бились в крутой склон, неустанно ведя свою разрушительную деятельность. В воде, недалеко от берега, лежали громадные глыбы, свалившиеся с большой высоты. Обнаружив сравнительно безопасный спуск, я достиг подножия обрыва. При беглом осмотре «слоеного пирога» не обнаружил ничего примечательного. С трудом удерживаясь на довольно крутой поверхности обрыва, я переставлял ноги, выискивая удобные углубления и цепляясь руками за выступающие угловатые камни. Меня интересовал самый нижний слой. Я выковыривал из него камешки, вызывающие у меня интерес, и засовывал в свою кожаную сумку. Вскоре от подобных находок она так располнела, что пришлось подвергнуть тщательной ревизии ее содержимое.

Я уже отчаялся найти что-нибудь более существенное, как вдруг заметил острием торчащую пулю. Выковырял ее. Предмет, похожий на пулю, оказался длинной окаменелостью с углублением в торцовой части. Я вспомнил, что такую же «пулю», только значительно крупнее, видел в витрине Ульяновского краеведческого музея. Подпись гласила, что экспонат является частью головоногого моллюска белемнита, жившего еще в Юрском море. Встречается он сравнительно часто.

В народе известен как «чертов палец», а по-научному именуется рострумом. Вместе с другой частью (фрагмоконусом) рострум составлял скелет белемнитов, достигавших очень крупных размеров. Находка подняла у меня настроение и повысила интерес к дальнейшим поискам.

Вскоре в моей руке оказался увесистый обломок спирали с перламутровой гофрированной поверхностью - часть раковины другого головоногого моллюска, аммонита-виргатитеса. Оба моллюска жили в одно и то же время, так как я извлек их из одного слоя. Ученые установили, что белемниты прославились как хищники. Они охотились на разных морских животных и нападали даже на своих дальних родственников аммонитов.

Известно, что оба моллюска служили пищей ящерам. Белемнитом питался водяной ящер - плезиозавр. С помощью конечностей, превращенных в ласты, плезиозавр быстро плавал, а длинная шея позволяла ему поднимать со дна белемнитов. Другой водяной ящер - ихтиозавр - предпочитал лакомиться аммонитами.

Долго я лазал по обрыву и спохватился только тогда, когда увидел проплывавший в сторону Ульяновска последний теплоход. Кратчайшим путем добрался до тракта и сел на попутную машину. В Ульяновск приехал, когда на необыкновенно синем небе зажглись далекие звезды.

Так закончилось мое небольшое путешествие.

О. Чистовский

Глобус 1974

Trackback(0)
Comments (0)Add Comment

Write comment

security code
Write the displayed characters


busy
 

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://go-way.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://go-way.ru/

������.�������
Designed by Light Knowledge