Главная Глава третья 3
Глава третья 3 Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
14.05.2012 18:23

Через час меня вызывают к хирургу. Вместе с молодым голубоглазым лейтенантом я иду к дому с мезонином. Возле него на расчищенной дорожке следы санных полозьев и конский помет.

- Этой ночью привезли много тяжелых, я не спал,- говорит лейтенант,- А тебя тоже сегодня?

- Под утро.

- Лупят нашего брата, - вздыхает лейтенант.- Техника у них, подлецов, богатая, я насмотрелся на их технику.

- Где?

Он перчаткой смахивает с валенок снег и поднимается на крыльцо.

- По долгу службы... Получше обмети валенки, а то Наджарова выставит за дверь.

В передней, скинув шинели, мы садимся на скамью. Впереди нас трое. За перегородкой слышатся женские голоса: один - уверенный, строгий, другой - высокий, потише. Им отвечает скрипучий бас. Пахнет, как во всякой амбулатории, йодом, спиртом и еще чем-то, может быть, человеческой болью.

Из-за перегородки, в двери, занавешенной простыней! появляется рослый капитан, за ним - девушка в белом халате. У нее мальчишески широкое, миловидное лицо с большими серыми глазами

- Есть вновь поступившие? Я поднимаюсь.

- Проходите.- Девушка пропускает меня вперед, придерживая край простыни на двери,

В прохладной комнате около окна стоит высокая, статная, совершенно седая женщина в белом и потирает ладонь о ладонь. Догадываюсь, что это и есть знаменитый в нашей дивизии хирург Наджарова.

- Снимайте гимнастерку и садитесь, - приказывает девушка.

Стаскиваю одной рукой гимнастерку и нижнюю рубаху - другая рука перемотана и привязана к шее - и сажусь на табурет. Девушка ловкими кругообразными движениями освобождает меня от бинтов. Наджарова подходит ближе.

- Как вы попали на фронт? Вы же совсем мальчик, - неожиданно ласково говорит она мне.

Пожалуй, это она зря: мальчика уже давно нет.

Мне, конечно, безразлично, как отнесется к такому определению девушка, но все-таки неприятно... Отвечаю, что пошел сам.

Девушка быстро и безжалостно отдирает прилипшую к ране марлевую накладку.

- Наверное, после десятилетки? - Наджарова осматривает, затем ощупывает руку.- Нина у нас тоже добровольцем пошла из фронт, она у нас молодец, смелая и школу окончила отличницей.

Попросив ее подать какой-то инструмент, Наджарова снова обращается ко мне:

- Вы тоже уралец?

- Нет, я вологжанин.

- И уже успели стать командиром?

Она просовывает в рану что-то длинное, твердое - это причиняет нестерпимую боль... «Настоящий палач»,- думаю я про нее.

- Я не командир, я переводчик...- Пытаюсь терпеть. но голос выдает меня»  - И по совместительству адъютант...- Чувствую, что от боли глаза лезут на лоб.- А до этого был... артиллерийским разведчиком...

Нина подносит к моему носу склянку с нашатырем.

- Ну, разведчики молодцы, умеют терпеть, - спокойно произносит Наджарова.- У нас здесь есть один... Нинина симпатия.

- Неправда,- говорит Нина. Я готов заорать от боли.

- Вот и все,- объявляет Наджарова.- Все, что надо, вынули, почистили, теперь будете поправляться... А ты не криви душой,- прибавляет она сурово, полуобернувшись к Нине,

Она идет к умывальнику. Нина делает мне перевязку. Я сижу обессиленный и обмякший, как вытряхнутый мешок.

- Следующего,- говорит Наджарова.

Сейчас я замечаю под ее глазами густую синеву. Я прощаюсь.

- Придете послезавтра,- говорит мне Нина. - Не забудьте.

И вызывает следующего.

Журнал «Юность» № 6 июнь 1963 г.

Люди остаются людьми

Trackback(0)
Comments (0)Add Comment

Write comment

security code
Write the displayed characters


busy
 

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://go-way.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://go-way.ru/

������.�������
Designed by Light Knowledge