Главная Высшая степень риска, часть 14
Высшая степень риска, часть 14 Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
26.02.2012 16:26

14.

Заявление в пограничное училище Валерий отправил от всех тайком, не особенно надеясь на положительный ответ.

И хотя в интернате учился прилично, редко позволяя оценке ниже четверки пробиться в дневник, далекое подмосковное училище казалось иным миром, таким же радостным, как отцовская заимка в летние месяцы.

С этим неверием в свою военную звезду он получил вызов, с этим неверием катил поездом через половину России. И только став в строй зачисленных курсантов, поверил, что ждет его  впереди служба.

Осень в тот год стояла несусветно теплая. Сентябрь по-летнему парил. Октябрь пронес наряды бабьего лета - зеленое с золотым - едва ли не до ноябрьских праздников. Снег пал поздно, но щедро: в три дня покрыл землю полуметровым слоем.

Курсантов поставили на лыжи.

Валерий подобрал себе лыжную пару из некомплекта, так как к раздаче спортивного инвентаря опоздал. За два свободных от занятий вечера он под насмешливыми взглядами товарищей кое-что подстругал, подновил, прошив заново дратвой ременные крепления, и подогнал лыжи по обуви.

В воскресенье приятели сманивали в увольнительную, но он от поездки в город отказался. Надел лыжи и выбрался в прилегающий лесок.

Двое парней из его отделения увязались с ним. Не успели и слегка размяться, когда накатилась группа человек в десять, одетых в специальные костюмы, бежавших легко, по-спортивному, а не как обычные катающиеся. Приятель, глядя с завистью на их экипировку - обтягивающие брюки и куртки, гамаши, высокие шапочки, не говоря уже о цветных ботинках и лыжах,- сказал:

- Сборная погранвойск тренируется... Валерий, сам не зная почему, увязался за ними.

Катили по лыжне в таком порядке - команда впереди, тренер за ними, а замыкал цепочку он, Валерий. Бежать было приятно и удобно: при виде многочисленной группы встречные уступали лыжню, и не надо было постоянно сбиваться с ритма.

Сначала Валерий с трудом держался заданного командой темпа. Потом пришло второе дыхание. И он уже бежал азартно, со смаком, чувствуя, как подобная нагрузка задает всему телу приятную работу. Втянувшись в ритм, забыл обо всем, видя перед собой только голубое пятно тренерского костюма. И едва успел затормозить, когда пятно это закрыло всю лыжню.

- Ты откуда такой, паровоз?

Тренер стоял, навалившись грудью на лыжные палки, и, улыбаясь, смотрел на растерянное лицо Валерия, пытавшегося побороть смущение.

- Из училища,- спокойно сказал Валерий.

- Новичок поди? Не помню тебя...

- Первый год.

- Лыжами занимался раньше?

- Нет. Так, дома ходил по делу.

- Что значит «по делу»?

- В тайге... С батькой по путикам.

- Из Сибири, выходит. Откуда?

- Тобольский.

- У-у, сермяжный! - Он распрямился и внимательно осмотрел Валерия и его экипировку. - Неужели на соревнованиях ни разу не выступал?

- Один раз. В интернате.

- И как?

Валерий хотел промолчать, но заинтересованное, добродушное лицо тренера ободряло, и Валерий, несмотря на желание не вспоминать о том скандальном беге в интернате, брякнул невпопад:

- Жуликом обозвали.

- Как так?

- Первым пришел. Да остальные очень отстали. Физрук и сказал, что я где-то круг срезал. Я же честно! Просто хорошо бежалось...

- Не Сократ твой физрук! Знаешь, сколько ты сейчас за нами тянулся?

Валерий покачал головой - он и впрямь не заметил, сколько длилась  игра в догонялки за сборной.

- Силен, паровоз! - Тренер от души засмеялся.- Ты десятку пробежал с моими парнями. Да еще на таких дровах.- Он показал на осиновые лыжи. - Вот что, парень, как твоя фамилия?

- Скачков Валерий.

- Прекрасно, Скачков Валерий! Завтра к десяти утра придешь в домик, который в углу сада стоит, знаешь?

Валерий кивнул: он знал этот уютный домик за спортивным залом.

- К десяти не могу. Стрелковая подготовка в десять. - Валерий произнес эти слова безо всяких эмоций, он еще и сам толком не осознал, надо ли идти - да и зачем? - в этот садовый домик.

- Ерунда. Я договорюсь с начальником училища. Тебя отпустят.

- Лучше договориться с нашим старшиной. Тренер засмеялся.

- Раз считаешь, что со старшиной лучше, давай с ним тоже договорюсь.

В это время от опушки стала накатываться сборная команда, сделавшая полный круг по лыжне. Тренер, увидев их, сказал:

- Итак, до завтра, паровоз. А меня зовут Людинов Кирилл Александрович.

Валерий невольно козырнул. Кирилл Александрович снова рассмеялся. Вместе с ним рассмеялся и Валерий. Было как-то удивительно легко говорить с этим человеком.

- А почему вы меня паровозом называете? - осмелев, спросил Валерий, не отрывая глаз от команды, бежавшей слаженно, подобно длинному цветному поезду.

- Потому, что бегать на лыжах ты не умеешь. Но силища в тебе паровозная. Правда, и кпд тоже паровозный!

Валерий не понял, что такое паровозный кпд, но насупился, и это не укрылось от Кирилла Александровича:

- Не обижайся. Техника - дело наживное. А вот топку добрую иметь, - он постучал себя по левой стороне груди,- не каждому дано!

Они посторонились с лыжни, и команда покатилась мимо. Кирилл Александрович прикрикнул:

- А ну, сачки, прибавили!

Когда последний лыжник показал спину, он, становясь на лыжню, спросил:

- Еще с нами пробежишь?

- Нет,- ответил Валерий. Слово «паровоз» сидело в душе занозой, и быть посмешищем не хотелось.

- Тогда до завтра.

И Кирилл Александрович укатил следом за своими питомцами, укатил мощным скользящим шагом, стремительно тая в снежном просторе и настигая группу. Валерий смотрел вслед со смешанным чувством восхищения и обиды, потом возвратился в казарму и до вечера просидел в читалке. Вернулись из увольнительной приятели. Потекли бесконечные рассказы, как там, на гражданке.

Он почти забыл о встрече на лыжне. Идти в садовый домик? Мало ли кто что скажет! Пропустишь стрелковую подготовку и объясняйся со старшиной. Тем более что предстояли первые стрельбы из «мелкашки» в тире, а ему так хотелось взять в руки знакомое оружие - соскучился со времен таежных.

Тир подавлял теснотой бетонного туннеля и холодом. Валерий, дождавшись очереди, вышел на огневой рубеж вместе с каким-то офицером, направившимся к старшине. В глубине туннеля полыхал яркий свет. Черные яблоки двух поднятых мишеней смотрели глазами горностая, увеличенными во много раз. Он успел взять в руки винтовку и три пристрелочных патрона, сунутых старшиной прямо в ладонь, когда над ухом раздался знакомый голос:

- Ну, паровоз, если ты и стреляешь, как бежишь...

Офицер не закончил свою мысль. Валерий кивнул майору, с удивлением узнав в нем лыжного тренера.

- Давай, три пристрелочных! - произнес старшина.

Валерий мельком взглянул на прицел. Там стояло «50», хотя расстояние было вдвое меньше. Он передвинул целик. Старшина прогудел:

- Правильно! Нечего коробочку раскрывать! Одобрительный тон старшины успокоил Валерия.

Он лег на мат и, почти не целясь, сделал три быстрых выстрела.

Старшина, смотревший в трубу на мишень, удовлетворенно крякнул.

Майор посмотрел в трубу и не сказал ничего.

- Как оружие? - спросил старшина.

- Нормально,- ответил Валерий.

Это была старая «тозовка», без магазина, с тяжелым литым стволом, точно такая, какую таскал он по тайге. И вес оружия, и залах пороха как бы вернули его в привычную охотничью обстановку. И теперь все происходившее с ним стало таким обыденным, что, казалось, вот-вот раздастся чуть насмешливый голос отца: «Пуделя не дал?!»

- Молодец, - сдержанно произнес старшина, - три десятки.- И уже куда-то в микрофон: - Киселев, подними вторую на пятьдесят.

Вдали, вдвое дальше, чем стояла прежняя мишень, поднялся щит с бусиной-глазом. Старшина двинул к Скачкову коробку из-под патронов.

Пальцами Валерий нашарил плоские шляпки. «Десять»,- сосчитал он.

- Ну, снайпер, давай,- сказал старшина.

Валерий начал сажать пулю за пулей. Приглушенный голос из динамика произносил после каждого выстрела: «Десять, на двенадцать часов!», «Десять, на час!», «Десять, на одиннадцать часов!», «Десять на центр!».

Валерий не слушал корректировку. Он каждый раз выцеливал так, будто стрелял первый раз. Привычное оружие, давно-давно отработанный прицелочный стандарт делали свое дело. После того как он загнал в ствол последний патрон, до его сознания дошло, что он положил все пули в десятку. Аж перехватило дыхание! Он сделал поспешный выстрел, и бесстрастный голос из конца туннеля произнес: «Семерка, на шесть часов»

- Силен таежник,- прогудел майор.- Вот что, старшина, как договорились, я его забираю, а остальное оформим потом...

Он полуобнял за плечи вставшего Валерия и повел к двери, за которой гудела комната ожидания, полная сокурсников. Когда Кирилл Александрович, все так же полуобняв, провел Валерия мимо удивленных глаз, Скачков и не догадывался, что в ту минуту решилась его судьба.

В домике, куда они пришли, пахло мазями, стояли в стеллажах лыжи - тонкие, словно лезвия хантыйского ножа, цветные, расписанные эмблемами и цифрами. На веревках вдоль батарей сушилась выстиранная форма.

Они сели в два мягких кресла. Майор долго молчал, рассматривая Валерия, словно хотел увидеть в нем то особенное, что долго искал, и вот, кажется, нашел, но еще не уверен в этом до конца.

- Валерий,- он обратился к нему по имени, но в голосе его звучала некая торжественность, будто собирался объявить благодарность перед строем.- Тебе надо серьезно заниматься спортом. Правда, если еще вчера я точно знал, что с тобой делать, то сегодня... - Он помолчал. - Вчера считал, что лыжи - твоя стихия. Но сегодня, после стрельб - это было черт-те что! - думаю, не лучше ли тебе заняться биатлоном.
Валерий впервые услышал звонкое незнакомое слово.

- Чем?

- Так называется лыжная гонка со стрельбой, Не знаю пока, как сочетаются у тебя эти два элемента на трассе, но каждый в отдельности весьма обнадеживает. Из тебя может получиться звезда мирового класса.

- Прямо! - хмыкнул Валерий. Слова Кирилла Александровича показались ему обычной приманкой, которую бросают соболю возле капкана, чтобы он лучше шел в ловушку.

- Именно мирового класса! - горячо повторил Кирилл Александрович.- Если будешь серьезно работать, ты сделаешь в спорте очень многое. Я говорю это с полным убеждением и так же искренне, как говорил бы своему сыну.

- Да я что.. - Валерий помедлил - Я бы с удовольствием, как они... - Он кивнул в сторону развешанной на просушку лыжной формы.

Кириллу Александровичу, он и не скрывал этого, понравилась прямота Валерия.

- Значит, порешили. Завтра начнешь тренироваться вместе с нами. С начальником училища я уже договорился...

Журнал «Юность» № 10 октябрь 1986 г.

Высшая степень риска

Trackback(0)
Comments (0)Add Comment

Write comment

security code
Write the displayed characters


busy
 

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://go-way.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://go-way.ru/

������.�������
Designed by Light Knowledge