Главная Глава четвертая 3
Глава четвертая 3 Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
14.05.2012 19:00

Он на полголовы выше меня, с пухлыми бледными щеками и розовыми прыщиками на лбу; один глаз немного косит. Несмотря на то, что он почти на год старше меня, и я прикреплен к нему в помощники, на то, что он аттестован, а я нет, между нами сразу устанавливаются отношения, при которых первое слово принадлежит мне: как-никак я уже понюхал пороху, и это отлично понимает Мешков.

- Тебе бы надо встряхнуться,- говорю я, когда мы сходим с крыльца.- Попросись дня на два на передовую,

- А вдруг убьют? - испуганно возражает Мешков. На это я не нахожу, что ответить: правда, убить могут.

- Может, зайдем в разведроту? - предлагает он. Поворачиваем к обгорелому дому и там возле калитки сталкиваемся с низеньким темнолицым лейтенантом,

- Скучаете? - насмешливо, но беззлобно говорит он Мешкову.

- Вот, знакомлю нового товарища,- невнятно отвечает Мешков. Пока прикреплен к нам.

Лейтенанту на вид лет тридцать пять. Судя по черным миндалевидным глазам и горбатому носу, он не русский: грузин или армянин, Я поясняю ему, что временно назначен помощником переводчика.

- Понятно,- говорит лейтенант.- Идемте обратно в штаб, разведчики позаботились о работе для вас.

- Это Григорьян, начальник отделения, мой шеф,- шепчет в сенях Мешков,- Кандидат исторических наук. Нестрогий.

Проходим за перегородку. Григорьян выкладывает на стол кипу немецких бумаг, раздобытых минувшей ночью дивизионной разведкой. Тут и письма, и блокноты, и тонкие листы, заполненные машинописным текстом,- вероятно, приказы или инструкции. Обрадованные, мы с Мешковым садимся за работу.

Мешков просит меня не спешить: потом опять нечего будет делать. Для начала рассортировываем бумаги по степени их важности. Попутно я присматриваюсь к новой для меня жизни штаба дивизии.

По сравнению с нашими полковыми штабистами эти более пожилые и более высокие по воинскому званию. Одного из них, маленького энергичного капитана, я не раз видел в нашем полку.

- Разрешите приступить к составлению оперативной сводки, товарищ начальник? - почтительно обращается он к рослому синеглазому майору, черному и морщинистому.

- Валяй,- хрипато отвечает тот, сворачивая здоровенную самокрутку.

У капитана вздрагивают уголки губ - очевидно, ему не нравится такая форма ответа, но он тотчас достает из планшетки карту, блокнот и помятые исписанные листки, похожие на те, которые мы ежедневно направляли из штаба полка в штадив.

Тихонько спрашиваю у Мешкова, кто они, этот капитан и майор.

- Это майор Ерошкин, начальник оперативного отделения, хороший мужик, а капитан Пиунов - его первый помощник, педант, службист.

Еще раз гляжу на Ерошкина и Пиунова: через несколько дней я должен перейти в их распоряжение. Ерошкин, полуобернувшись к окну, пускает огромные клубы махорочного дыма, Пиунов, чуть склонив голову, быстро строчит в блокноте.

Около двери у телефонов сидит подтянутый, с правильными чертами лица старший лейтенант. Ровным голосом он спрашивает что-то про связь, требует то «Марс», то «Землю», то «Луну». Одной рукой он придерживает наушники, а другой постукивает карандашом по колену. На нем но ватные стеганые брюки, как у всех, а синие галифе.

Мешков сообщает, что это начальник связи Павел Самойлов, москвич, его земляк, Любитель старинных романсов. Очень корректный.

Рассортировав немецкие бумаги, принимаемся сперва переводить те, которые помечены грифом «gehcim» («секретно»). Мешков опять просит меня не спешить. Он вынимает из кармана распечатанную пачку «беломора».

- Старший лейтенант, не хотите? - Он показывает Самойлову папиросы и говорит мне:- Московские, явские. Отец на Новый год прислал, он у меня завмаг... Бори!

Закуриваем. Подходит Самойлов и тоже закуривает.

- Есть что-нибудь интересное? кивает он на наши бумаги.

- Пока ничего особенного,- отвечает Мешков. Пиунов кидает в нашу сторону негодующий взгляд.

Через минуту, закончив писать, он поднимает на Самойлова усталые, с кровяными прожилками глаза.

- А что, Аида не звонила? - помедлив, спрашивает Пиунов слегка изменившимся голосом.

- Нет.- Самойлов, подмигнув Мешкову, вновь садится за телефоны.

Мешков наклоняется над моим ухом.

- Аида - это машинистка оперативного отделения, она сейчас помогает отделу кадров. Ничего девочка, веселая. У тебя женщины уже были?

Вот тебе и Мешков!

Я вспоминаю Нину, и мне становится грустно... А может, все так и должно быть в человеке - и страх, и любовь, и потребность в лоске, и готовность, если надо, умереть за Родину?

Я отрицательно качаю головой.

Мешков шепчет:

- А у меня была одна - продавщица. Ну, давай трудиться.

Журнал «Юность» № 6 июнь 1963 г.

Люди остаются людьми

Trackback(0)
Comments (0)Add Comment

Write comment

security code
Write the displayed characters


busy
 

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://go-way.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://go-way.ru/

������.�������
Designed by Light Knowledge