Главная Серпуховские рубежи
Серпуховские рубежи Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
24.06.2012 08:18

Читать предыдущую часть

П. И. Надомский, бывший командир 12-го гвардейского стрелкового полка

Гитлеровское командование рассчитывало захватить Серпухов, перерезать железную дорогу и шоссе, идущие на Москву. Под Серпуховом враг сосредоточил крупные силы пехоты и танковый десант. Сорвать замыслы врага и разгромить его на серпуховском рубеже призваны были наши войска 49-й армии под командованием генерал-лейтенанта И. Г. Захаркина.

5-я гвардейская дивизия, действовавшая в составе 49-й армии, занимала рубеж в юго-западном направлении от Серпухова.

Лютая зима пришла в Подмосковье. Снежный покров достигал полуметра. Мороз сковал реки и озера. Для продвижения пехоты и артиллерии саперы смастерили деревянные угольники и, используя их в сцепе с тракторами, готовили дороги. Ни холод, ни метели не могли остановить наступательного порыва гвардейцев. Жизнь на фронте шла в непрерывной подготовке перехода от обороны к наступлению.

В штабе полка командиры подразделений готовили планы, изучали маршруты наступления на картах, продумывали план формирования лыжных отрядов. Офицеры тыловых служб намечали точки и пути подвоза боеприпасов, продовольствия и эвакуации раненых с поля боя.

Большую помощь нам оказывали партизаны и жители города Серпухова. Они снабжали наш полк халатами из белого материала, сапогами, лыжами.

Серпуховский комитет обороны организовал передачу нам вещей, держал тесную связь с фронтом, оказывал помощь и во время боя. Небольшой паровозик машиниста Сас и его сына без устали катился по рельсам узкоколейной железной дороги и привозил в вагончиках все необходимое для фронта.

А в это время командиры скрытно готовились к новым боевым действиям. Чтобы бить врага наверняка, надо знать его силы, систему укреплений, планы и намерения. С этой целью командир полка М. С. Брынин приказал организовать разведку боем, захватить «языка», тщательно прощупать передний край противника, который предстояло прорвать гвардейцам. Создан был лыжный отряд в количестве 76 человек из коммунистов и комсомольцев. По добровольному желанию разведывательную группу возглавил коммунист майор А. П. Муравьев.

Вместе с ним пошли майор Совков, старший сержант Михальцов, рядовые Люков, Добрынин, Козлов, Волков, Савран, Караченцев, Смирнов.

Этих воинов хорошо знал весь полк. Они не раз отличались в боях своей храбростью, смекалкой.

...Мороз крепчал... Поднялась вьюга, она заметала дороги и тропы. На равнине гуляли буйные ветры, их неистовые порывы валили людей с ног. Наклонившись вперед, разведчики, направляясь к штабной землянке майора, с усилием делали каждый шаг, словно поднимались на крутую гору.

- Ну как, друзья? - спросил Муравьев, выбираясь навстречу им из землянки.

- Отлично, товарищ майор, - дружно ответили гвардейцы, но сильный порыв ветра заглушил их слова. Морозный воздух ударил в лицо Муравьева.

- Погодка, что и говорить... - зло заметил москвич Козлов и грозно помахал своим большим кулаком в небо.

- Что ж, погодка наша, сибирская, как по заказу,- отозвался Михальцов. Он был из Бийска, где и теперь проживает со своей семьей.

- Надо бы лучше, да нельзя,- поддержал его Добрынин.

Майор Муравьев добродушным взглядом окинул своих «орлов», как он любил называть разведчиков, и сказал:

- Майор Совков, вы пойдете с одной группой через Тарусу на Алексин, на его юго-восточную окраину, а я с другой - на южную окраину города.

...Из леса выбрались на открытую поляну и рассредоточились. Пошли настороженно и медленно. Кругом темно, хоть глаз выколи. Каждый угадывал товарища по какому-то еле уловимому шороху, который к тому же заглушал ветер. Но у разведчиков слух чуткий, глаз острый, ориентировка точная.

Передний край обороны врага. Тишина. Молчат пулеметы, не стреляют автоматчики. Окошечки в блиндажах замаскированы. Не видно даже тусклого огонька. Холод загнал фрицев под землю. Зорко всматриваясь в темноту, разведчики, наконец, заметили движущуюся тень. Первым на нее обратил внимание Михальцов.

- Что за привидение? - шепнул он Муравьеву.

- Присмотрись поближе,- приказал майор.

Старший сержант сделал несколько шагов по направлению к тени. Чучело и только. На ногах высокие соломенные сапоги. На голове - шаль.

На руках большие варежки. При ближайшем рассмотрении разведчик установил: почти рядом, спиной к Михальцову стоял часовой с автоматом на груди. В таком тяжелом обмундировании солдат был неповоротлив, он с трудом передвигал ноги.

Михальцов стремительно схватил его бесшумно, одним взмахом. Часовой не успел даже и рта раскрыть, как был обезоружен. Впереди показалась группа фашистских солдат, двигавшихся на восток. Муравьев дал команду - залечь. Все замерли в ожидании. Убедившись, что немцы отошли от своих на дистанцию, необходимую для налета, Муравьев дал команду - окружить их и взять без шума. Захватили двух унтер-офицеров и двадцать солдат.

Пленные показали, что населенные пункты на подступах к Тарусе и Алексину представляют собой сильно укрепленный район. Передний край заминирован, местами в три ряда проволочные заграждения. Пулеметы прикрывают подступы к окопам. Части имеют много артиллерии, минометов; есть и танки. Плюс к этому реки - Ока и Таруса. Это серьезное естественное препятствие для наступающих войск: на снежной равнине каждый солдат является четкой мишенью для противника.

- Ценные данные, - таков был вывод по докладу лыжников-разведчиков.- Это облегчит разгром противника.

Накануне наступления командир полка подполковник Брынин вместе с командирами батальонов и рот провел рекогносцировку переднего края. Встречаясь с бойцами, мы рассказывали им о героических сражениях полка под Ельней, за что нашей части было присвоено почетное гвардейское звание. Воины внимательно слушали своих командиров. Они знали, что подполковник Брынин - закаленный и бесстрашный боец, смелый и отважный защитник Родины. В тяжелые минуты боя он всегда находился на самых трудных участках, там, где решается успех наступления. Недаром грудь командира украшала высшая награда - орден Ленина.

Ранним декабрьским утром 49-я армия перешла в наступление. 5-я гвардейская стрелковая дивизия наступала в первом эшелоне армии. Наш 12-й гвардейский полк прорвал оборону противника в районе Тарусы. Артиллеристы нанесли немцам большие потери и расстроили их оборону. После этого артиллерийский огонь был перенесен в глубину вражеской обороны, чтобы отрезать резервы гитлеровцев и дать возможность 12-му полку нанести сокрушительный удар на рубеже Тарусы, захватить город и открыть дорогу на Алексин.

Лыжные отряды разведчиков под командованием Муравьева и Совкова ворвались в Тарусу, отрезав до батальона пехоты противника.

Батальон под командованием Клюева атаковал фашистов, уничтожил их до роты и взял в плен более сотни вражеских солдат и офицеров.

В горячей схватке с врагом был убит подполковник Брынин. Не стало бесстрашного командира, павшего смертью храбрых за нашу столицу.

Командир стрелкового батальона Семиков силами батальона внезапно нанес врагу сокрушительный удар. Гранатами и противотанковыми ружьями подбили четыре танка, взяли в плен десант врага.

Но в неравном бою Семиков был тяжело ранен. Старшина командир взвода Подосенков взял на себя командование батальоном. Со словами «За Родину, за Москву!» он повел батальон в атаку и заставил врага отступить. Буквально на плечах в панике бегущего врага батальон ворвался на окраину Алексина. Я, вступив в должность командира 12-го полка, продолжал выполнять задачу, поставленную командованием.

Алексин освобожден от фашистских захватчиков. Нами взяты трофеи: десять автомашин с боеприпасами и продовольствием, госпиталь, расположенный в санатории «Сосновый бор», где находились раненые вражеские солдаты и офицеры, обмундирование и медикаменты.

Подосенков, первый ворвавшийся с батальоном в Алексин, рассказывал после, что ему навстречу бежал мальчик, укутанный платком, в руке у него был алый флаг, по-видимому, он сохранил его до прихода наших войск. Подосенков подхватил мальчика, побежал с ним к зданию райисполкома и водрузил на нем красный флаг.

Жители, освобожденные от фашистской неволи, со слезами радости на глазах встречали нас.

Во время боев особенно отличился москвич старшина Пиляев. Он проявил исключительное мужество и находчивость. Под разрывами снарядов он подползал с волокушей к раненым и оттаскивал их с поля боя, снова возвращался на передовую линию, чтобы забрать новых.

Контуженный в голову, Илья Пиляев не обращал внимания на визг пуль, на разрывы мин и снарядов. Он продолжал подбирать раненых бойцов. Во время боев за Алексин Пиляев вынес с поля боя 39 раненых солдат и офицеров с оружием.

За смелость, находчивость и инициативу, за подвиги при взятии Тарусы и Алексина командование наградило Пиляева и Подосенкова орденом Красной Звезды, командиров лыжных отрядов - орденами и медалями. Многим командирам и солдатам были присвоены внеочередные звания. Полк получил за боевые подвиги благодарность от командующего армией.

...Закончилась война. Страна отметила День Победы. Советский народ перешел к мирному созидательному труду. Прошли годы. Дружба, рожденная в боях, не старится. Серпуховичи ведут переписку с бывшими боевыми друзьями.

Продолжение читать здесь

За Москву, за Родину!

Trackback(0)
Comments (0)Add Comment

Write comment

security code
Write the displayed characters


busy
 

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://go-way.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://go-way.ru/

������.�������
Designed by Light Knowledge