Главная Загадка
Загадка Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
19.06.2012 19:44

Читать предыдущую часть

В том месте, где зимой любили ребята кататься на лыжах с обрыва, была небольшая лужайка. На лужайке стоял одинокий, похожий на крепостную башню дом.

В доме том никто не жил. Из узких, похожих на бойницы окон, хищно выставились остатки давно разбитых стекол. По ночам, пугая боязливых прохожих, громыхала от ветра наполовину сорванная железная крыша.

Вид у дома-башни был более чем неприглядный. Однако те, кто частенько катался здесь на лыжах, питали к нему определенную симпатию.

Хорошо было в студеный день развести на его каменном полу костер. По неписаному закону все любители головоломных прыжков со снежного обрыва каждый раз приносили сюда кто полено, кто два. Так что дров бывало всегда достаточно.

Мишка-цыганенок, тоже относившийся к одинокому дому благосклонно, в последнее время стал чувствовать к нему какую-то особенную тягу.

Возвращаясь из бора, бывая в загородном парке, он все посматривал на него издали. И, наконец, понял причину его. Дом-башня могла стать великолепной стартовой площадкой для нового воздушного шара!

Мишка пытался осмотреть дом получше, ведь раньше он никогда не лазил наверх, все никак не удавалось.

Но сегодня день выдался на редкость удачным. Валя, в последнее время снова ни на шаг не отстававшая от Мишки, убежала к Натке готовиться к контрольной, мама была дома и занималась хозяйством сама. И Мишка решил именно сегодня осуществить свое намерение.

Был прохладный, сырой и мглистый день. Мишка надел теплый свитер, накинул тужурку, сшитую на манер бушлата, и отправился к обрыву.

В Загородном парке тревожно шумели осенние липы. Мишка посмотрел на них, вздохнул, вспомнив, что некому теперь будет показать свой новый воздушный шар. И зашагал быстрее.

В доме он пробыл долго. Облазил весь чердак, взобрался на крышу. Крыша была покатой. От времени, от дождей, оттого, что уже много лет ее не красили, ржавчина изъела железо до такой степени, что в некоторых местах оно было до удивления тонким и походило на причудливое кружево.

Отсюда, с крыши, за парком, за стадионом виднелась излучина Оки, открывалась шоссейная дорога к бору. По ней бежали машины, неторопливо вышагивали лошади, запряженные в телеги-арбы.

Луг перед Мишкой расстилался, как на ладони. Он потерял уже летние краски. И хотя трава на нем была еще зеленой, но потухли в ней золотые огоньки лютиков, и луг стоял потемневший, печальный и мокрый. Только бор густо темнел вековыми своими соснами, особенно четко вырисовываясь в блеклом зябнущем небе.

Замечтался Мишка или как, но, слезая с чердака по развалившейся лестнице, не удержался на шатких ступеньках. Не успев даже вскрикнуть, полетел вниз. Наверное, он терял сознание, потому что когда открыл глаза, какая-то серая пелена застилала их. Хотел подняться и охнул так, что стены пустой башни-дома гулко повторили его стон.

«Вот так да, - подумал Мишка, покусывая от боли губы. - Это куда же меня?» Легонько пощупал руками голову: цела. Целы были и ребра. Попытался снова встать - и снова охнул. И тогда понял, беда вся в ногах.

«Черт, - ругнулся Мишка, - уж лучше б голова. На ногах бы дошел. А теперь на чем?»

Положение было до обидного глупым. Не орать же во все горло, чтобы вытащили. Да и кто услышит? Летом на лужайке бывают люди, зимой еще больше. В такую ж пору, что им тут делать?

«А если по-пластунски?» - пришла в голову спасительная мысль. Отец как-то рассказывал: ранило у них одного разведчика в обе ноги. А сведения он нес отряду самые, что ни на есть важные. Так вот разведчик на пузе приполз, а не сдался перед бедой и отряду помог здорово.

Неужто Мишка не сможет?

Приказав себе ни в коем случае не визжать, если даже будет очень больно, Мишка перевалился на живот. И сразу же весь вспотел.

- Ну и жара... - проговорил он, ресницами стряхивая катившийся со лба пот. - И зачем я еще бушлат напялил.

Он все-таки вылез из дома. Лежа на сырой траве, с огорчением рассматривал разорванные брюки. «Наверное, и починить нельзя будет», - пожалел он маму. На ноги он смотреть боялся.

Влажная трава приятно охлаждала лицо, пахла ушедшим летом. Мишка дышал глубоко, и постепенно замирала болезненная дрожь в теле.

«Вот сейчас отдохну и поползу. Маленько вылезу, а там люди», - подумал он и услышал чьи-то шаги.

Чуть повернув голову, увидел того, с кем встреча в таком положении была совершенно нежелательна. К нему подходил Яшка-задира. Узнав Мишку, остановился. Несколько минут смотрел на него молча. Потом, сдвинув кепку на затылок, свистнул тихонько, как суслик.

- Ты чего здесь лежишь? - спросил и насмешливо, и удивленно.

- Отдыхаю, - окинул его Мишка равнодушным взглядом и уткнулся подбородком в руки.

- Загораешь, что ли?

Мишка промолчал, до горечи понимая собственную беззащитность.

Яшка еще посвистел. Чиркнула спичка. На Мишку потянуло дымком папиросы. Шаги раздались у самого лица. Мишка не двинулся ни единым мускулом. Краем глаза видел: Яшка сел возле.

Прошло минут пять в тягостном молчании.

- Интеллигентики сопливые, - внезапно грубо выругался Яшка и сплюнул. - Идти, что ли, не можешь?

Мишка пальцем выковыривал из земли травинку. Оборвал ее. Повернул лицо к Яшке.

- Ну, не могу, - отозвался он спокойно. - Дальше что?

- Сказал бы я тебе, что дальше... А ну, давай, помогу! - Яшка хотел схватить Мишку-цыганенка под мышки. Но тот быстрым движением руки остановил его.

- Не трожь, ноги у меня... Встать, понимаешь, не могу.

- Тю-тю, - сложив губы трубочкой, протянул Яшка. - Откуда это ты сверзился? Оттуда, что ли? - кивнул он на крышу.

- Ну...

- С этими... с планерами своими, что ли?

- С воздушным шаром.

- А где же он?

- Ай, да отвяжись ты!.. Где, где... Лазил я смотреть, как запускать буду. Понятно?

- Чего ж тут не понять: лазил и дерябнулся. Бывает. Мишка свел брови, глаза его стали сухими и строгими, сказал коротко:

- Насмешничать сейчас... Ты и вправду пакость, Яшка.

- Э-хе-хе... - покряхтел Яшка, вставая. - Ты еще не знаешь, какая я пакость. Но... цыплят по осени считают. Как говорит мой родитель. Лежи и не двигайся. Попробую сделать одно доброе дело.

Яшка ушел, на ходу чиркая спичкой. Вернулся быстро с дружками, которые были в той же компании, когда лупцевали Мишку.

Мишка смотрел на них, и в носу у него щекотало. Наверно, оттого, что он не понимал сейчас Яшку.

Яшка больше не насмешничал. Не открыл он и рта, пока с приятелями нес Мишку на сцепленных руках. Опустив Мишку на крыльцо, нажал кнопку звонка, ушел, не оглядываясь.

Мама только ахнула.

- Что это?

- Ты не сердись, мам, я не хотел рвать, я хотел вылезти.

- Откуда вылезти, что рвать?

- Да брюки рвать не хотел.

- При чем здесь брюки? С тобой что?

- Со мной, слава богу, осталось все, - попытался шуткой развеять материнскую тревогу Мишка.

- Та-ак, - протянула мама и наклонилась над Мишкой. Удивительно, как она, такая маленькая и хрупкая, легко подняла Мишку.

- Не надо, - попытался воспротивиться Мишка. - Я сам.

- Молчи уж... парашютист несчастный. Прыгал откуда-нибудь?

- Упал, - буркнул Мишка, сдерживая стон.

Через час к Мишке прибежали друзья. Они уже знали, что у того закрытый перелом обеих ног, что лежит он дома в гипсе и ходить начнет не скоро. По крайней мере, месяц неподвижности Мишке-цыганенку обеспечен.

Натка ахала и заверяла Мишку, что она будет приходить к нему каждый день. Валя с опозданием пустила слезу. Гена спросил, как это случилось. Мишка рассказал. А потом, поманив его пальцем поближе, шепнул:

- Ты знаешь, кто донес меня до дома? - совершенно уверенный, что эффект получится сногсшибательный, докончил раздельно: - Яшка!

- Яшка?!-громко переспросил Гена.

- Так это тебя Яшка?! - услышав Генино восклицание, соскочила со стула Натка. - Это он тебя по ногам?!

Мишке пришлось все рассказать без утайки. Натка слушала, поминутно пожимая плечами, а под конец сказала:

- А знаешь, Миша, он и меня бить не стал. Я еще тогда так удивилась!.. Только Лене что-то угрожает.

- Да-а, - протянул Мишка, закладывая руки за голову. - О чем-то подумал и быстро спросил Гену: - Помнишь, ты идти к нему хотел. Ходил?

- Ходил. Но... с его отцом разговаривать невозможно было. Он все время пьяный. А мать Яшкина в последний раз выгнала меня.

- Да-а... - снова протянул Мишка.

А Натка опять пожала плечами. Яшкино поведение и тогда, при той встрече с Леней, показалось Натке странным. Теперь же, в случае с Мишкой, действия его были просто загадочными.

Что он? Хочет дружить с ними? Или, влезая в доверие, отмочить такое, после чего всем будет плохо? Кто мог ответить на это? Пожалуй, никто... Кроме самого Яшки. Но... что он все-таки хочет, и почему вдруг помог Мишке, вечному своему противнику? Почему?

Она так и спросила об этом Мишку-цыганенка. В ответ Мишка промолчал. А Натка поняла: и для него Яшкино поведение оставалось загадкой.

Продолжение читать здесь

Взволнованный мир

Trackback(0)
Comments (0)Add Comment

Write comment

security code
Write the displayed characters


busy
 

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://go-way.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://go-way.ru/

������.�������
Designed by Light Knowledge