Главная Лёня Кротов
Лёня Кротов Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
19.06.2012 14:47

Читать предыдущую часть

Кротовы ждали гостей. Весь день мать заставляла Леню играть на скрипке одну и ту же пьесу.

Пальцы у него задеревенели. Правая рука ныла в плече. Смычок вяло бродил по струнам. В конце концов, Варвара Павловна потеряла терпение:

- Не понимаю. Откуда у тебя эта вопиющая бездарность? Целый день играешь и не можешь выучить такого пустяка. Что скажут гости, что подумает о тебе Аделаида Августовна? Их Лилечка стала заниматься позднее тебя, а играет в тысячу раз лучше, - Варвара Павловна беспокойно ходила по комнате. Маленькие руки в золотых ободках колец взлетали, как белые голуби. Наконец, она остановилась перед сыном. Взглянула на него зелеными в пушистых ресницах глазами.

В те годы, когда Варвара Павловна еще училась в гимназии, слыла она среди своих сверстниц первой красавицей. В ней было все великолепным: и тонкая белая кожа, и черные волосы, и длинные ресницы, такие длинные, что казались неестественными. От них глаза становились темнее, глубже. Взгляд приобретал какую-то значительность. Но в сущности значительного в Варваре Павловне не было ничего.

Ее хорошенькая головка только и мечтала о балах и увеселениях. И во сне и наяву мерещились ей короли и принцы.

Долговязые юноши из мужской гимназии были от нее без ума. Но Варенька не обращала на них внимания. Она думала: если уж не какой-нибудь заморский принц будет у ее ног, то уж, по крайней мере, флигель-адъютанта она заполучит. Но флигель-адъютантов не прельщала красота молодой помещицы из обедневшего княжеского рода. Им нужны были деньги, имения, земли. А этого-то как раз у родителей Варвары Павловны не было. Было громкое имя князей да обветшалая усадьба с илистым затхлым прудом позади дома, в котором давно передохла вся рыба.

Отец Варвары Павловны, в молодости блестящий гвардеец, после смерти родителей умудрился очень быстро промотать немалое состояние, но не унывал. Красота, громкое имя и самоуверенность гвардейца-офицера обеспечили ему успех у богатых невест. Он выгодно женился.

Бросил полк, закутил пуще прежнего, а через год в трубу вылетело и женино приданое. Заложенные и перезаложенные имения пошли с молотка. Осталась у князя одна деревенька в десяток дворов, которые он нещадно обирал, живя в Петербурге на казенных харчах, надеясь на выгодную партию для красавицы-дочки, чтобы хоть немного поддержать рухнувшее положение семьи.

В это время и появился в доме князей Извольских невзрачный напыщенный Кротов. Чем он занимался, было неизвестно. Но князь пронюхал, что у того есть деньжата, и немалые. И хотя княжескому духу претило явно конюшенное происхождение претендента на руку дочери, он благосклонно принимал его.

Кротов, конечно, понимал безнадежную глупость и бедность своей невесты, но для его широко задуманных коммерческих дел требовалось имя, а Варенька его имела.

Он посватался. Родители с радостью спихнули ему бесприданницу-дочку. Ограниченная и вздорная Варвара Павловна чуть с ума не сошла, когда мужем ее стал не блестящий влюбленный и вздыхающий принц, а Кротов, с замашками и манерами грубого дельца. Варвара Павловна то по целым дням сидела нечесаная на диване, то начинала рядиться пуще прежнего. А Кротов, с неприязнью поглядывая на красивое, обиженное лицо своей жены, глубокомысленно изрекал:

- Милая моя, титул - тьфу... При нынешних обстоятельствах - это пустое место, главное вот! - запустив руку в карман, звякал там монетами.

Она не сразу поняла, что произошла революция, с трудом уразумела, что времена настали такие, когда лучше помалкивать о своем княжеском происхождении. И, презирая Кротова, безропотно последовала за ним, инстинктом чувствуя, что сейчас он, пронырливый и добычливый, удобней любой светской партии.

Когда родился Леня, она скорее была удивлена, чем обрадована этому событию. Но потом с присущей ей фантазией решила: сын - вот кто украсит ее неудавшуюся жизнь.

Рождение сына Кротов воспринял по-своему:

- Жизнь - хоть разорвись, а тут еще корми третьего. Так никогда в люди не выбьешься.

- Мой сын будет великим музыкантом! - заявила Варвара Павловна.

Привыкший к выходкам жены, на этот раз Кротов посмотрел на нее остолбенело. Поистине женщина эта была одной из величайших сумасбродок!

Так и рос Леня: с одной стороны - холодное отчуждение отца, с другой - ласки матери и ее недовольство тем, что сын медленно растет и еще не скоро станет великим музыкантом.

Вот и теперь Варвара Павловна с раздражением думала, что сыну уже двенадцать лет, а что из него получилось? И еще якшается с этими... во дворе.

- Вообще ты в последнее время стал каким-то рассеянным, Леонид. Ты не объяснишь мне, что с тобой происходит? - Леня опустил голову.

Что он мог сказать маме? Он и сам не знает, почему вдруг стала скучной их квартира, неинтересна Лилечка, жеманная и вечно капризная девочка. Ему надоела даже его скрипка, потому что мама часто заставляет его играть гостям, которые не слушают его игру, занимаясь своими разговорами.

- Ты побледнел, - продолжала Варвара Павловна.- Но это ничего. - Она приподняла пальцами подбородок сына и улыбнулась ему, как улыбалась своим гостям: приветливо и в то же время холодно. - У тебя совершенно французская бледность. Это прелестно. Мне надоели краснощекие дети этих пролетариев. - Она кивнула в сторону окна, за которым слышались голоса играющих ребят.

- Пойдем я тебя одену. Скоро придут гости. Тебе нравится новый костюм? - спросила она, когда Леня надел брюки-гольф, кремовую шелковую рубашку и галстук.

- Да, - мама, равнодушно ответил Леня.

- Да ты посмотрись в зеркало. - Она подвела его к большому трюмо. В зеркальном стекле отразился очень чистенький, очень аккуратный мальчик, точно сошедший со странички дореволюционного журнала мод. Но взгляд сына остался безразличным.

- Что с тобой? - Варвара Павловна приложила к его лбу прохладную ладонь. - Ты совершенно здоров. Пойди полежи. К нашим друзьям ты не должен выйти таким кислым. - Она закрыла за собой дверь.

Леня остался один. Он сел в глубокое кресло с высокой спинкой. Ему нравилось это кресло. Как-то особенно уютно было сидеть в нем, поджав под себя ноги, и мечтать, как он станет великим музыкантом, какие города мира увидит.

Мама, от восторга прикрывая глаза длинными ресницами, часто говорила ему о его будущих путешествиях. Это нравилось Лене. И не только из-за тех дальних городов, а еще потому, что он любил свою скрипку, хотел научиться играть на ней только хорошо.

- Ты будешь, как Орфей, Леонид! - твердит ему мама.

Но Орфея почему-то из Лени не получается. Сегодня несложная пьеса изломала ему пальцы. Хотелось плакать от горя, когда скрипка, обычно послушная в его руках, дребезжала, как разбитая гитара, на которой за пять копеек играет на базаре всем желающим старый цыган.

Ах, мама! Зачем она перед приходом гостей заставляет заниматься целый день, напоминая все время, что он должен сыграть лучше Лили. А что, если сыграть для себя, для души?

Леня с беспокойством встал с кресла. Задрожавшими руками взял скрипку, поднял смычок. Он не смотрел на ноты. Глаза его были закрыты.

Но он видел тихое село, тополя возле дороги. Их молодые побеги каждый раз объедают козы. Видел неглубокую речку, видел янтарные поля за околицей. И над всем этим в безбрежной дали неба хлопотливо ныряющих ласточек.

Он вздрогнул, когда в комнате раздался голос Варвары Павловны:

- Это замечательно, Леонид! Это как раз то, что нужно! - услышал он мамин голос и опустил смычок. - Видишь, каким ты бываешь упрямым мальчиком? Не хотел играть со мной, а сейчас исполнил «Деревенские картинки» изумительно. Ну, умница. Ты доставишь нашим гостям истинное удовольствие. Подойди я тебя поцелую. Леня взглянул на нее просяще:

- Мама! - и смешался, замолчал.

- Что? - спросила Варвара Павловна, положив руку на ручку двери.

- Мама, я очень прошу. Разрешите мне сегодня не играть гостям. Пожалуйста. Я очень прошу.

- Как можно, Леонид!? - всплеснула руками Варвара Павловна. - Ни-ни. Ни в коем случае. Ты должен играть обязательно.

Леня снова сел в кресло. В квартире стояла тишина. А за окном громко смеялись чему-то ребята. Среди всех голосов он узнал смех той девочки с белыми бантами в тугих русых косах. Она совсем не похожа на Лилю. Она веселая и совсем не капризная. Леня не один раз видел, как дружно она играет с ребятами, как любит петь песни, как легко и быстро бегает. Почему она зовет его «испанским королем» и всегда фыркает, когда он проходит мимо? А какие у нее красивые глаза и волосы. Правда, у Лили они тоже пышные и вьются по плечам. Но Леня знает, что Аделаида Августовна каждый вечер закручивает их Лиле на тряпочки.

С Лилей почему-то скучно. Если расскажешь что-нибудь смешное, она не засмеется, а чуть-чуть шевельнет губами, будто боится, что изо рта у нее, как в сказке, выскочит большая жаба. Лиля всегда чем-нибудь недовольна. И говорит она, растягивая слова:

- Ма-а-ма, - словно жужжит осенняя надоедливая муха.

...В коридоре зазвонил звонок. Хлопнула входная дверь. И Леня услышал, как весело заговорила мама, но ему почему-то не верилось, что маме в самом деле весело.

- А где же Лилечка? - спросила мама.

- Она сегодня, не с нами, - ответила Аделаида Августовна. И Леня в который раз удивился, какой у нее совершенно мужской голос.

- Прошу без церемоний. Проходите, садитесь. Рассказывайте, какие новости. Евгений Евгеньевич, шляпу положите сюда. - Мама суетилась.

Гости прошли в столовую. Леня узнал чистый звон рюмок, которыми особенно гордилась мама: она говорила, что они сделаны из горного хрусталя и очень напоминают те, что подарила ей в молодости одна петербургская знаменитость

- А эти я приобрела при нэпе! - произнесла мама фразу, повторяемую каждый раз с одной и той же интонацией.

- Да-а. Доброе старое время, - отозвался Евгений Евгеньевич. Леня знал, что после этих слов он погладит короткую бороду клинышком, прищурясь, поглядит на рюмку, выпьет маленькими глотками вино и обязательно скажет:

- Разве это вино? Бурда. Вы помните, милейшая Варвара Павловна, какое вино подавали раньше у нас дома. Нектар. Чистейший нектар. - И мама вздохнет:

- О, да, да! Как же, Евгений Евгеньевич.

- Разве это вино? - услышал Леня голос Евгения Евгеньевича. Почему они говорят всегда одно и то же? Разве не понимают, что это скучно?

Леня растерянно посмотрел на дверь. Скучно? А разве ему было скучно дома год, два, даже месяц тому назад. Отчего же их разговоры кажутся Лене сейчас пустыми и бессмысленными. Что случилось с Леней? Или как-то изменилась мама, папа?

- Леонид! - позвала Варвара Павловна. Он поспешно встал.

В столовой за круглым столом сидела Аделаида Августовна. Широкие ее плечи обтягивал шелк пронзительно-желтого цвета. На груди, приминая множество оборок и рюшек, красовалась тяжелая брошь. На короткой пухлой шее висела цепочка. Светлые волосы скреплялись на затылке высоким, похожим на старинный замок, гребешком. Такие гребешки видел Леня в волосах андалузок, танцующих тарантеллу на картинках в старинных, наверно еще дедушкиных, журналах. Гибких молодых андалузок гребешки украшали, но на квадратной голове Аделаиды Августовны изящный гребешок выглядел, как вилы с обломанным черенком в огромном зароде. И вообще вся она до странности напоминала новогоднюю, очень неумело наряженную елку. Пожалуй, по-настоящему замечательными и уместными были лишь маленькие серьги, поблескивающие в ушах Аделаиды Августовны, как капельки росы под солнцем.

- Мы, оказывается, растем, как чудо-богатырь, не по дням, а по часам, - проговорил сытым голосом Евгений Евгеньевич, поглядывая то на Леню, то на свои жирные короткие пальчики.

- Растет и делает преогромные успехи в музыке. Да вот вы послушайте. - Мама кивнула головой. Леня молча отправился за скрипкой. Ему захотелось сейчас сыграть. Захотелось, чтобы гости послушали, оценили, поняли, о чем поет скрипка. Он играл вдохновенно, как играл в свои самые счастливые часы. Но в поля и рощи деревенского пейзажа вплелся густой голос Аделаиды Августовны:

- Вы слушали Стоковского? Ах, ах! Как я вам завидую. А мы с Евгением Евгеньевичем не успели. Помешала революция.

За окном завизжали заразительно весело. И большой красный с синим мяч пролетел за стеклом. Почему гости не слушают? У Лени снова стали неметь пальцы. Плохо играет? Нет, не плохо. Он вспомнил, как однажды смотрел из окна во двор. На скамейке возле забора сидели девочки и мальчики. Та, с белыми бантами, пела песню об орленке. Все слушали молча, внимательно. Потом начали тихо подпевать. И вдруг запели во весь голос. А после долго и восторженно хлопали сами себе в ладоши. Им бы сыграть. Смычок непослушно вывернулся из пальцев, вызвав в струнах звук долгий и жалобный.

- Ты что? - Варвара Павловна гневно сверкнула на сына глазами.

- У меня кружится голова, мама! - ответил Леня.

- Он долго сегодня играл. Извините его, - обратилась мама к гостям: - Пойди на воздух, все пройдет.

В дверях на лестницу Леня столкнулся с рыжеватым угрюмым человеком. У человека было дряблое, в красных прожилках лицо, обмякшие губы безвкусно слюнявили самокрутку. Из-под тяжелых век быстро глянули на Леню не вязавшиеся со всем обликом небольшие, но острые глаза. Прищуривая веки, отчего глаза совсем закрылись, человек спросил глухим простуженным голосом:

- Отец дома?

Кивнув, Леня посторонился от двери, шагнул к лестнице. Но на первой же ступеньке остановился. Этот человек был отцом Яшки, мальчишки, который задирался чуть ли не со всем городом, но который, к удивлению Лени, странным образом не трогал его. Что-то непонятное связывало Лениного отца с отцом Яшки. Он часто приходил в их квартиру, и тогда по передней растекался неприятный запах едкого табака и винного перегара.

При его появлении отец Лени всегда торопливо совал в его руку деньги и говорил встревоженным шепотком:

- Уходи, уходи... Сколько раз тебе вдалбливал: не приходи сюда.

Яшкин отец, пьяно посмеиваясь, отвечал на это:

- Боишься, псиная душа твоя. А я вот не боюсь. С меня - один ответ. Давай, давай деньги-то. Я тебе за них совесть продал, так что давай...

И сейчас он опять просил денег. Мамин тонкий голос укоризненно проговорил:

- Опять ты пьян, Федот.

- Ну и пьян,- отозвался рыжеватый человек.- Пьян, - закончил он, словно поставил точку.

Мамин голос опять проговорил что-то жалобное. Леня не расслышал. Не в первый раз он подумал, что маме, да и, наверно, папе жалко этого человека и стыдно за него. Поэтому они так торопливо суют ему деньги, поэтому просят его не приходить. Но... почему он приходит именно к ним? Этого Леня не знал.

Во дворе играли в перекидку. Та девочка с русыми косами стояла посредине и отбрасывала мяч то к одному, то к другому по кругу. Леня долго стоял на крыльце, смотрел на них. Снова охватило его неудержимое, родившееся совсем недавно желание быть с ними. Но мама ему почему-то этого не разрешает. Леня подошел ближе.

- Мне можно поиграть с вами?

Гена, внимательно следя за мячом, ответил быстро:

- Становись. Только не проворонь.

Леня, волнуясь, не успел еще встать в круг, как мяч стремительно полетел на него. Он поднял влажные ладошки; но руки толкнули только воздух. Мяч пролетел над головой.

- Эх, раззява! - Мишка-цыганенок покрутил головой. - Прирос ты, что ли, к земле? Прыгать надо. - Натка смотрела на Леню с неудовольствием и осуждением: и зачем приняли в игру этого мазилу?

- Ну, чего стоишь? Беги за мячом, сам пропустил.- Мишка удачно зацепил большим пальцем правой ноги камешек, запрыгал на левой. - Видели? - закричал он Вале и Натке. - Уже умею брать!

Леня подошел с мячом к кругу.

- Куда его? - спросил он робко.

- Бросай на Натку, она отбивать будет, - ответил Гена. Но не успел Леня бросить мяч, как из приоткрытого окна громко позвали:

- Леонид!

Тот вздрогнул и протянул мяч Гене. - Возьми. Меня домой зовут.

- Леонид - живот болит! - озорно прокричала вслед ему Натка, но тут же смолкла и обвела всех вопросительным взглядом. Отчего этот мальчишка в розовых подтяжках редко появляется во дворе? Вспомнился его ответ, что ему «все равно». И задумалась. Внимательно смотрел в спину уходящему Лене Гена. Только Мишка-цыганенок озорно скакал на одной ноге, да Валя катала мяч.

А Леня вошел в темный подъезд, уткнулся в угол и заплакал.

Продолжение читать здесь

Взволнованный мир

Trackback(0)
Comments (0)Add Comment

Write comment

security code
Write the displayed characters


busy
 

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://go-way.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://go-way.ru/

������.�������
Designed by Light Knowledge