Главная Верю, часть 14
Верю, часть 14 Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
29.01.2012 20:37

Распахнулась дверь, и возбужденный Волков, пройдя на середину комнаты, молча выложил на стол «парабеллум». У нас отвисли челюсти. 
Должно быть, в этот момент мы походили на персонажей из заключительной сцены «Ревизора».

Первым опомнился я.

- Откуда?

Волков усмехнулся.

- Выследил я этого гада.

- Жилин?

- За оранжереей прятал, в камнях. Прямо там накрыл его, а потом...

- Можешь не продолжать.- Самарин поморщился.- Череп, надеюсь, ему не проломил?

- Вроде бы нет.

- Сейчас он где?

- У Нинки.

И как только произнес это, в комнату ворвалась, не постучавшись, она - разъяренная, словно тигрица.

- Хулиган! - накинулась она на Волкова, не обратив внимания на лежащий на столе «парабеллум».- Тюрьма по тебе, бандюге, плачет!

Нинка не давала нам и рта открыть - говорила и говорила, встряхивая головой. От этого ее волосы, рассыпавшись, падали на лицо, заслоняли глаза. Она убирала их резким движением, но они снова падали. Нинкина голова напоминала пламя.

- Ты чего разоряешься, как торговка на базаре?- крикнул я.- Узнай сперва, за что твоему Жилину врезали, а потом уж разоряйся.

- И знать не хочу! - Нинка хлопнула дверью.

...Вечером стало известно, что Жилина отправили в больницу. Это сообщил нам дядя Петя. Посмотрев на Волкова, он сказал:

- Про тебя разговор был. Разве можно рукам волю давать?

- Кто у своих шарит, бил и бить буду!

- Оно, конечно,- Дядя Петя вздохнул.- У своих красть - самое последнее дело. - Дядя Петя помолчал.- Выпишется Жилин, что делать будете?

Мы промолчали. Мы и сами не знали, как поведем себя, когда Жилин снова появится в нашей комнате.

Повернувшись к дяде Пете, я спросил:

- Нинка знает про «пушку»?

- Знает.

- Вы рассказали?

- Я.- Дядя Петя потер бок. - Не поверила. Сказала, что Волков сам унес пистоль, а Жилина избил беспричинно, потому что хулиган.

- Как она смеет так говорить! - воскликнул я.

- Влюблена,- сказал Гермес и, глянув на Самарина, смолк.

Дядя Петя перевел взгляд на меня, - Алия-то - слышал? - уехала.

- Неужели? - Я изобразил на лице грусть.

- Третьего дня она уехала,- сказал дядя Петя.- Я как раз на станции был - насчет угля узнавал. Гляжу: свадьба на фаэтонах подъезжает. Еще удивился: что за свадьба такая - ни смеха не слышно, ни веселья нет? Остановился. Вижу, Алия с фаэтона вылазит - на голове кружевной убор, а платье простенькое, немаркое, для дальней дороги приспособленное. Жених - тот самый - наперед выскочил, руку ей подал. Заметила она меня или нет - не понял.

Она все под ноги себе смотрела, а жених, вернее сказать - муж, петухом вокруг ходил, оберегал.- Дядя Петя помолчал.- Я полагал, ты в курсе.

Самарин рассмеялся.

- Он и думать о ней перестал, дядя Петь.

На этот раз лейтенант ошибся. Я по-прежнему думал об Алии как о светлом и хорошем, что было, но уже прошло.

- Вон оно что,- не то с одобрением, не то с осуждением произнес дядя Петя.

- Так уж получилось,- виновато сказал я.

- Вон оно что,- повторил дядя Петя и вдруг охнул, схватился за бок.

Мы бросились к нему.

- Закололо,- прохрипел он, повисая на наших руках.

Мы подвели его к стулу, усадили. Он кривился от боли, дышал, тяжело, по-рыбьи раскрывая рот. Самарин хотел вызвать «Скорую», но дядя Петя остановил:

- Не надо. Это у меня не впервой.

- Врачам показаться надо,- строго сказал Самарин.

- Не пойду! - Дядя Петя замотал головой.- Наперед знаю, что они скажут. Предложат в больницу лечь, а мне надоело. За последний год два раза лежал, и все без толку.

Его лицо было землистым, губы - бескровными. Если бы не болезнь, то я, наверное, решил бы, что дядя Петя потемнел от загара.

...С каждым днем он слабел все больше, а мы бессильны были ему помочь, разве что саксаул, нарубить или уголь покидать, да и то он противился, норовил все сделать сам. «Работа мне в, радость,- часто повторял дядя Петя.- За ней и про хворь позабываю».

На первых порах я думал, что он говорит так в воспитательных целях, потом убедился - такой уж он человек, не может без работы. Просыпался дядя Петя раньше всех. Когда мы выходили в коридор с полотенцами, перекинутыми через плечо, там уже весело гудел титан, в приоткрытой топке мерцали угли: дядя Петя сидел на табурете и, шевеля губами, читал свежую газету, которую приносили рано утром - одну на все общежитие. Потом газетой завладевал Варька, и она исчезала.

- ...Лучше вам? - наклонившись к дяде Пете, спросил Самарин.

Дядя Петя кивнул:

- Пойду.

- Проводить?

- Сам.

Самарин все же решил проводить дядю Петю, и они ушли.

Я перевел взгляд на Волкова.

- Боишься?

- С чего бояться-то?

- Следствие начнется и все прочее. Отчислить могут.

- Плевать! Все равно я решил институт бросить. Экзамены с грехом пополам сдал - на одни «уды».

Математика - наука строгая, вольности не допускает, а меня пожить тянет.

- На какие шиши жить собираешься?

- На работу устроюсь. А жить у Таськи буду - она недавно мужа турнула: он занудой был, каких мало.

Я решил, что без Волкова в нашей комнате сразу станет скучно, и загрустил.

- Не горюй,- сказал он.- Я навещать вас буду, харчишки приносить - работа, что мне светит, по продовольственной части.

Пока, мы говорили, Гермес хмурился, обдумывал что-то. Неделю назад он получил от отца письмо, в котором было сказано: «Рано тебе о женитьбе думать- учись». Мы, конечно, согласились с его отцом, но, боясь обидеть Гермеса, при нем об этом не говорили.

- Никуда не денется твоя царевна,- утешал его Волков.

- А вдруг кто-нибудь калым внесет? - пугал сам себя Гермес.

- Руки-ноги тому негодяю переломаем! - уверял Волков.

Мы поддакивали. Гермес недоверчиво улыбался: он верил и не верил нам...

Журнал «Юность» № 7 июль 1976 г.

Верю

Trackback(0)
Comments (0)Add Comment

Write comment

security code
Write the displayed characters


busy
 

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://go-way.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://go-way.ru/

������.�������
Designed by Light Knowledge