Главная Глава тринадцатая 4
Глава тринадцатая 4 Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
27.05.2012 19:52

На наш блок иногда заходит крепкий невысокий поляк - второй писарь лазарета. Он приносит учетные карточки вновь поступивших больных и забирает карточки тех, кто выписан или умер. У него светлые глаза и волевой подбородок - лицо сильное» жестковатое, чуть замкнутое, как у большинства старых политзаключенных. Наш блоковой побаивается его, писарь на виду у всех отвечает ему по-немецки «слушаюсь», но, оставаясь с глазу на глаз, называет его по-приятельски Казиком. Время от времени, когда блокового нет в бараке, Казик и писарь, уединившись, о чем-то совещаются. Я в эти минуты должен наблюдать за выходом и тотчас предупредить их, если вернется блоковой или войдет кто-либо из эсэсовцев.

Накануне Нового года писарь просит меня незаметно сменить номер у одного умершего поляка. После вечернего кофе, собирая миски, я задерживаюсь возле койки, на которой лежит накрытый одеялом мертвец.

Рука у него тяжелая, резиново-мягкая и холодная. Я быстро отвинчиваю проволочку его номера, еще быстрее прикрепляю другой номер - крепкий удар пониже спины заставляет меня ткнуться носом в холодное тело.

Я оборачиваюсь, потом поднимаюсь. Блоковой смотрит на меня острыми гневными глазами.

- Что делаешь тут?

- Ищу пустые миски, блокэльтестер. Он кричит:

- Ты идиот или почитаешь меня за идиота?

- Я не понимаю, блокэльтестер. У меня недостает несколько мисок, и я думал...

- Ты думал, что мертвецы прячут миски под одеялом?

- Да, но...

- Заткнись (Maul halten)! - кричит он.- Что у тебя в руке?

У меня ничего нет в руке: подменный номер я успел сунуть под рубашку. Я показываю блоковому пустые руки.

Он дает мне пощечину.

- Где зуб?

- Какой зуб?

Он бьет меня еще раз, скидывает с головы покойника одеяло и задирает указательным пальцем него верхнюю губу.

Я вижу тускловато-желтую коронку на одном из зубов мертвеца.

Блоковой задергивает одеяло и, вероятно, с досады награждает меня новой пощечиной.

- Ты пытался украсть этот зуб.

- Нет, я искал миски.

- Ты смеешь возражать мне, ты, горшок дряни (Du, ScheiBkubel)?!

Правда, возражать ему не следовало - следовало молчать. И я молчу.

- Ты русский бандит, проклятый большевик! - орет блоковой.

Я молчу.

- Грязный чесоточный поросенок!..- Он отвешивает мне очередную пощечину и толкает лакированной туфлей.- Марш в койку!

Плетусь к своей койке. Вероятно, я уволен...

После отбоя, когда из-за перегородки блокового слышится храп, ко мне на минуту присаживается писарь. Я молча отдаю ему номер умершего поляка.

- Ты пострадал из-за меня,- шепотом говорит писарь, - но... как это по-российску?.. Но мы уберегли от этого... от расстрела еще одного нашего хорошего товарища поляка, партизана.

Журнал Юность 08 август 1963 г.

Люди остаются людьми

Trackback(0)
Comments (0)Add Comment

Write comment

security code
Write the displayed characters


busy
 

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://go-way.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://go-way.ru/

������.�������
Designed by Light Knowledge