Главная Город Кейптаун
Город Кейптаун Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
02.06.2015 08:23

Вот уже больше недели, как мы пересекли экватор и держим курс на Кейптаун, где должны пополнить запасы горючего и продуктов.

Наш корабль, дизель-электроход «Обь», плавно раскачивался на океанской волне. Юго-восточный пассат крепчал, становилось прохладнее. Мой самодельный кренометр - простой отвес, укрепленный на стенке каюты,- показывал, что крен корабля на оба борта доходит до 30- 35 градусов. Для «Оби» такой крен не страшен, однако кое-какие не закрепленные предметы начинали путешествовать по каюте.

На корабле шла подготовка к заходу в порт. Заново красились палубные надстройки, шлюпки, лебедки, корабельные стрелы, драилась палуба.

Пришлось сломать построенный нами бассейн, который верой и правдой служил нам уже две недели, особенно на экваторе во время праздника Нептуна.

В свободное от общих работ время многие писали письма домой на Родину, надеясь послать их из Кейптауна.

Наконец настало утро 7 декабря, вот-вот должна показаться земля, которую мы не видели уже две недели. Действительно, около девяти часов по местному времени впереди и слева по борту, на фоне утреннего, слегка розоватого неба показались очертания гористого берега.

По мере приближения берег становился выше и очертания его явственней. Это было атлантическое побережье Южной Африки.

В десять часов, прямо по курсу, показалась громадная гора с обширной, совершенно плоской вершиной, с крутыми, местами отвесно падающими склонами. Это была Столовая гора, у подножия которой находился город Кейптаун - крупнейший порт на юге Африки.

Еще вчера мы получили от старшего помощника капитана небольшую справку о городе. Он сообщил нам, что город Кейптаун - административный центр Капской провинции Южно-Африканской Республики. Он основан как центр Капской колонии в 1652 году голландцами и был назван ими Капштадт. В 1806 году вместе со всей Капской колонией он был захвачен англичанами и переименован в Кейптаун. В 1910 году Кейптаун вместе с Капской колонией был включен в состав Южно-Африканского Союза. Сейчас это крупный торговый, промышленный и административный центр. Хотя столица государства находится в городе Претории, однако государственный парламент постоянно работает в Кейптауне. В государстве господствует расистский режим.

В Кейптауне проживает сейчас примерно 500 000 жителей, больше половины населения города негры и мулаты. Остальные - выходцы из Европы, главным образом голландцы и англичане.

В городе есть университет, библиотека, национальный музей, картинная галерея и знаменитый морской аквариум.

Контрасты Кейптауна

Итак, мы были на подходе к Кейптауну. Самого города еще долго не было видно, он тонул в утренней дымке, да и солнце, поднимавшееся из-за Столовой горы, мешало смотреть вперед.

Но вот показались высокие многоэтажные здания, которые поднимались словно из моря. Вскоре уже были видны портовые краны, склонившиеся над кораблями. Впереди был узкий проход в искусственную гавань. В этот момент к нам подошло лоцманское судно.

Местный портовый лоцман ловко взобрался к нам на борт по штормовому трапу, поприветствовал экипаж и в сопровождении нашего капитана поднялся на мостик. Корабль сбавил ход до малого и медленно начал входить в гавань.

Город уже был виден отчетливо. Хорошо просматривалась строгая прямоугольная планировка. Весь город расположен на пологом склоне, поднимающемся от моря к подножию Столовой горы. Прямо на вершину горы с дальней окраины города тянутся нити канатной дороги. Одни улицы идут прямолинейно от моря, другие их пересекают, огибая бухту ломаной линией.

По всему видно, что город разрастался от моря. В прибрежной части здания расположены тесно. На общем фоне двух- и трехэтажных домов стоят отдельные высотные десяти- и пятнадцатиэтажные здания. Дальше от моря - в центре и на окраине - многоэтажных зданий становится больше.

Высотные здания просты по архитектуре - никаких колонн, никаких нависающих балконов. Во многих домах лоджии на всю длину этажа разделены легкими перегородками. Окна в таких домах большие, широкие, без переплетов. В каждом здании есть что-то свое, домов-близнецов нет.

Пока мы рассматривали город с моря, наш корабль подошел к причалу и начал швартовку. Портовые рабочие, в большинстве негры и мулаты, ловко ловили концы, выбрасываемые нашими палубными матросами, крепили их за кнехты - парные чугунные тумбы. Руководил на берегу швартовкой белый - молодой парень в морском кителе.

Встречающих было очень мало, в основном это были люди, имеющие непосредственное отношение к нашему визиту. В Кейптауне власти города не афишируют прибытие советского корабля, так как простые горожане, особенно цветное население, проявляют к нам большой интерес и симпатии. А это не устраивает правящие круги страны, где коренное негритянское население, которое составляет подавляющее большинство, находится на положении угнетенной нации.

Из одной машины вышли три человека, представители торговых фирм, снабжающих корабль. Среди них был сравнительно молодой человек, который весело улыбался и приветствовал нас на чистом русском языке. Это был шипчандлер - представитель порта, занимающийся снабжением иностранных кораблей, заходящих в порт.

Наш шипчандлер специализируется на советских кораблях, уже не первый раз снабжает «Обь» и чувствует себя на ней как дома. Он отлично говорит по-русски, в его доме этот язык - основной. Его родители еще до революции эмигрировали из царской России.

Вторая группа встречающих, также из трех человек, выглядела довольно парадно. Они были одеты во все белое: белые рубашки, белые шорты, белые гетры, ботинки - серыми были только военные фуражки. Это - представители городских властей. Наконец третья - последняя группа встречающих - причальная пожарная команда с необходимым комплектом оборудования. В этой команде всего два человека - мулаты. По-видимому, на грязную пожарную работу белые не идут, им найдется работа почище.

Как только спустился парадный трап, первым поднялся на палубу улыбающийся шипчандлер, за ним, не торопясь, с каменными лицами, поднялись представители городских властей. Наш капитан доброжелательно встретил гостей и проводил в свою каюту, где были выполнены все необходимые формальности, связанные с заходом иностранного корабля.

Вскоре мы получили возможность сойти на берег. Город начинался сразу за портовыми воротами. Мы направились к центру по одной из главных улиц. По обе стороны этой улицы пестрели яркие витрины небольших магазинов. У бара, неподалеку от портовых ворот, толпились и попрошайничали негритянские дети и подростки, были среди них и очень пожилые мужчины и женщины. Они останавливали прохожих, особенно иностранцев, окружали их и протягивали к ним руки. Для нас было удивительно непривычно видеть все это. Обходя толпу нищих, мы чувствовали себя очень неловко, как будто мы были в чем-то виноваты. Сквозь полуоткрытую дверь бара было видно, что сидят там только белые.

Город пестрит яркими красками, много зелени, много цветов. Повсюду яркие рекламы - в витринах, на зданиях, на автобусах... На людях. Да, именно на людях! Часто нам приходилось видеть, как, еле передвигая ноги, плетется по улице старый человек - негр или мулат, обвешанный рекламными плакатами. Никакие яркие краски улиц Кейптауна не могут скрыть этого мрачного пятна, свидетельствующего об унижении человека.

В Кейптауне много магазинов. Большие фирменные магазины сосредоточены в центре города.

В прилегающих к центру улицах много небольших частных магазинов, занимающих преимущественно первые этажи. В этих заведениях покупателей, как правило, очень мало, продавцы буквально заманивают их.

Мы долго еще бродили по улицам Кейптауна, очарованные его красотой, экзотикой и удивленные поразительной, я бы сказал, дикой несправедливостью по отношению к коренному африканскому населению. Мы видели двухэтажные троллейбусы, в которых нижний этаж только для белых, верхний этаж - для цветных. Мы проходили по красивым тенистым скверам, где на многих скамейках написано: «Только для белых». Мы видели рестораны и кинотеатры, в которых отдельные входы, отдельные залы для белых и цветных посетителей.

До вечера оставалось немного времени, а хотелось увидеть еще очень многое.

Прежде всего, мы направились в Национальный Южно-африканский музей. Но, к большому сожалению, музей в этот день был закрыт - и мы ограничились лишь внешним осмотром здания. Перед ним, за тонкой ажурной металлической оградой, виден превосходный тенистый сквер с ровно подстриженными ярко-зелеными газонами, с красивыми клумбами и декоративными кустами. Само здание музея отделано серо-розовым камнем, с небольшими декоративными колоннами и сводчатыми проходами. Подобных старинных добротных зданий в Кейптауне очень много.

Зато мы смогли осмотреть превосходную картинную галерею. Ее белоснежное одноэтажное здание утопает в зелени. Крыша здания полностью застеклена, таким образом все картины, укрепленные на стенах, освещены естественным верхним светом. Картинная галерея в Кейптауне несомненно большое национальное богатство, здесь имеются полотна знаменитого Рембрандта.

Однако наряду с подлинными произведениями искусства в соседнем зале, столь же хорошо освещенном, выставлены сомнительные «произведения» некоторых современных абстракционистов. Но на эти разноцветные кляксы, нагромождения различных кубов и других геометрических фигур мы не тратили время. Да и не хотелось портить превосходного впечатления о картинной галерее Кейптауна.

На ступеньках перед входом в здание галереи расположилась группа африканских детей-школьников вместе со своим учителем - молодым мулатом. Мы спросили учителя: почему ребята не проходят в музей, ведь там сейчас почти никого нет, за исключением небольшой группы белых детей? Учитель нам ответил, что, пока белые находятся в музее, им - цветным - вход сюда запрещен.

Обидней всего было то, что многие негритянские ребята, по-видимому, не понимали трагедии своего униженного положения и нам улыбались, как будто ничего необычного в этом не было. Да, было от чего испортиться нашему настроению.

Из рассказов наших друзей, моряков с «Оби», мы знали, что в Кейптауне есть интересный морской аквариум, где можно увидеть всех обитателей океана - от маленького рачка до гигантских акул. Но, увы, это было далеко, а времени у нас не оставалось. Мы должны были вернуться на корабль точно в назначенный срок.

Поднявшись по трапу на палубу корабля, мы почувствовали себя дома. Ведь твой корабль, в каких бы заморских краях он ни был, это твой родной дом, это частица твоей Родины.

Глобус 1974

Trackback(0)
Comments (0)Add Comment

Write comment

security code
Write the displayed characters


busy
 

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://go-way.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://go-way.ru/

������.�������
Designed by Light Knowledge