Главная Путешествие в историю «Искры»

Ваш IP адрес:

54.198.246.116

 

Путешествие в историю «Искры» Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
19.12.2011 16:02

Александр Костин, зав. сектором Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС.
доктор исторических наук

Семьдесят пять лет назад, когда начала выходить «Искра», для многих общественных деятелей,  в том числе социалистов, вопрос «Что делать?» оставался тайной за семью печатями. Даже среди лиц, причислявших себя к лагерю революционеров, было немало скептиков, не веривших в реальность ленинского плана построения партии при помощи общерусской политической газеты и предрекавших ему неизбежный провал. Один из них - редактор журнала «Свобода» Л. Надеждин иронически писал по поводу выхода «Искры»: «Неопалимая купина, сама горит, а других не зажигает».

Однако история зло посмеялась над «пророчествами» горе-теоретиков народнического и реформистского толка. Деятельность старой «Искры», завершившаяся созданием первой пролетарской партии нового типа, составила целую эпоху, интерес к которой постоянно возрастает. Об «Искре» и ее времени пишутся все новые и новые книги, ей посвящена большая  научно-популярная и художественная литература. Наряду с официальными документами партийных организаций и свидетельствами современников бесценный материал для историка представляет литературное наследие тех лет, прежде всего подлинники номеров газеты «Искра», журнала «Заря», ряда оригинальных брошюр и листовок. Эти первоисточники позволяют исследователям проникать в самую суть исторических событий прошлого, правдиво раскрывать сложный процесс формирования большевизма как течения политической мысли и как политической партии.

Находка в городе на Днестре

Между тем за давностью лет поиск новых первоисточников весьма затруднен и не всегда пользуется должной поддержкой. Двадцать лет прошло с тех пор, как в Бургасе, близ болгарской столицы, был найден полный комплект ленинской «Искры». Некоторые наши искроведы усомнились в возможности аналогичных открытий в будущем. К счастью, эти сомнения не оправдались. Недавно обнаружен новый тайник искровской литературы на  Украине.

Заметим кстати, что эта тайна старинного украинского городка на Днестре была раскрыта совершенно случайно, без хлопотливого поиска следопытов. Впрочем, в этом нет ничего из ряда бон выходящего. История далеко не всегда охотно идет навстречу исследователям старины; скупо, без спешки поверяет она свои секреты.

Так произошло и на этот раз. В одном из августовских номеров «Правды» за 1971 год появилось краткое сообщение, поступившее из Белгорода-Днестровского, Одесской области, когда-то именовавшегося Аккерманом. «При ремонте дома № 16 по улице Пушкина,- писал корреспондент газеты с места событий,- рабочие Г. Шинкаренко и М. Котелкин обнаружили на чердаке 24 экземпляра ленинской «Искры» за 1901-1903 годы». Кроме этого комплекта, в тайнике, как сообщала «Правда», были найдены многочисленные издания социал-демократической литературы. Среди них - проект первой программы РСДРП, извещение о II съезде РСДРП, оттиски отдельных статей из газеты «Искра» и журнала «Заря», сатирическая брошюра. Карла Либкнехта «Пауки и мухи», листовки центральных и местных партийных организаций того времени.

Сотрудники партийного архива Одесского обкома Компартии Украины составили подробный перечень обнаруженных материалов. В него вошло свыше шестидесяти различных названий запрещенной царским правительством революционной печати - газет, журналов, брошюр, печатные и рукописные прокламации, тетради с цифрами тайнозаписи. Обращает на себя  внимание небольшой карманный блокнот с шифровальными ключами к тайной переписке между партийными организациями, действовавшими в глубоком подполье самодержавной России.

Особую ценность представляли номера «Искры», где наряду с выступлениями Г. В. Плеханова и других сотрудников редакции систематически печатались ленинские статьи. В числе наиболее крупных работ В. И. Ленина - «Новое побоище», «Московские зубатовцы в Петербурге», «Г. Струве, изобличенный своим сотрудником», «По поводу заявления Бунда», «О Манифесте «Союза армянских социал-демократов». Посвященные актуальным вопросам теории и  практики рабочего движения, пролетарской партии, они несли в себе заряд громадной идейной силы.

Для исследователей искровской эпохи белгородднестровская находка не явилась полной неожиданностью.

Дело в том, что в системе транспортных путей, по которым «Искра» переправлялась из-за границы в Россию, болгарский (Варна - Одесса) и румынский (Яссы - Кишинев) занимали достойное место.

Сюда, в Аккерман, находившийся в ста верстах от Одессы, запретная революционная литература могла поступать не только через Болгарию, но и через Румынию. В то же время наличие в тайнике большого количества листковой литературы свидетельствовало об активной издательской деятельности местных искровцев.

Но о делах одесских искровцев и первых агентах «Искры» на юге России речь пойдет ниже. А сейчас расскажем о тех, кто хранил «Искру» в стенах старого Аккермана, о людях, проживавших на заре нашего века в доме № 16 по улице Пушкина...

Студеным и ветреным январским утром местная электричка доставила нас из шумной Одессы в тихий и уютный городок, расположенный у самого устья Днестра, на правом берегу широкого лимана. Этот древнейший город, берущий свое начало у истоков славянского средневековья, за годы Советской власти заново возродился и помолодел. Он стал крупным промышленным и культурным центром Приднестровья, где новые массивы современных зданий мирно соседствуют с приземистыми глинобитными постройками прошлых веков.

Среди многочисленных памятников старины белгородцы бережно хранят ветхий домик, в котором 155 лет назад останавливался А. С. Пушкин. По преданию, именно в Аккермане он задумал написать свободолюбивое стихотворение «К Овидию».

На Пушкинской улице города расположен и специально интересующий нас одноэтажный дом семьи Поповых, на чердаке которого была найдена социал-демократическая литература. О первом владельце этого дома - X. С. Попове, поселившемся здесь около середины XIX столетия, история не оставила нам сколько-нибудь полных сведений. По свидетельству  старожилов, Христофор Сергеевич был человеком заметным в округе; он считался крупным знатоком виноделия. Можно лишь предположительно судить о том, как и почему в доме Поповых, несмотря на неусыпную бдительность царской охранки, хранилась запрещенная литература, а дети воспитывались в духе высокого гражданского долга и вырастали революционерами.

По данным, содержащимся в ряде источников, все члены семьи Христофора Сергеевича, за исключением рано умершего младшего сына, принимали самое деятельное участие в революционном движении. Активным участником первой русской революции был сын X. С. Попова - Андрей. Погиб он трагически в 1905 году: после одного из митингов в Одессе, на  котором он выступил с разоблачением реакционной политики самодержавия, черносотенцы схватили его и утопили в море. Другой сын, Александр, проявил себя как смелый революционер-агитатор в февральские дни 1917 года. За распространение революционных  листовок и антивоенную агитацию среди моряков он был арестован, заключен в тюрьму и зверски избит. После освобождения из тюрьмы в октябре 1917 года Александр работал в одном из госпиталей.

Здесь он тяжело заболел и вскоре скончался. Жизнь, полная невзгод, выпала и на долю дочери  X. С. Попова - Елены. За активную революционную деятельность она была арестована и сослана в Сибирь, где похоронила мужа и двоих детей, умерших от истощения.

Вернувшись в 1917 году из ссылки, Елена Христофоровна стала работать участковым врачом в Молдавии. Погибла она от рук фашистов во время оккупации.

Самой яркой фигурой в семье Поповых был Леон Христофорович. В те далекие годы, когда «Искра» появилась на южных широтах России, он учился в старших классах аккерманской гимназии и всячески содействовал распространению революционной литературы. Устройство партийного склада искровских изданий на чердаке отчего дома было, по всей вероятности, первым смелым шагом его юности. Из предельно краткой справки партийного архива мы узнаем о дальнейшем жизненном пути Леона, бесстрашного революционера-подпольщика, героя гражданской войны, первого председателя советского Красного Креста. Летом 1919 года в связи с разразившейся эпидемией сыпняка он едет в действующую армию в качестве старшего врача-эпидемиолога. В городе Ишиме он организует госпиталь и самоотверженно борется за спасение жизней красных воинов, сражавшихся против Колчака. 7 декабря Леон Христофорович заразился сыпным тифом, а через неделю скончался. Стойкий большевик-ленинец, он имел полное моральное право завещать своему сыну при отъезде на Восточный фронт: «Будь похожим на меня делами».

Как видим, документы, извлеченные из аккерманского тайника, напомнили об удивительной судьбе всей фамилии Поповых - семьи скромных тружеников и отважных революционеров, чья жизнь и подвиг еще ждут своего исследователя.

«Искра» и одесские искровцы

Анализ материалов белгород-днестровской находки показывает, что ближайшим местом их отправки была Одесса. Об этом свидетельствует большое количество листовок, под которыми стоит подпись: «Одесский комитет РСДРП». Следовательно, в Одессе или ее пригородах действовала группа искровцев, снабжавшая Аккерман запрещенными изданиями. Но Аккерман, вероятно, был не конечным, а всего лишь перевалочным пунктом, откуда нелегальная революционная литература переправлялась в Кишинев, Херсон, Николаев, Елизаветград и другие города.

В планах редакции «Искры», ставившей целью объединение местных комитетов и групп РСДРП в единую и централизованную партию, придавалось особое значение Одессе. «Нам нужнее всего человек в Одессе,- писала Н. К. Крупская летом 1991 г.,- это очень важный пункт». Известно, что через Одесский порт шли крупные внешнеторговые пути, соединявшие Россию с южной Европой. Город портовых и железнодорожных рабочих, составлявших костяк местного пролетариата, бережно хранил свои былые революционные традиции. Его ветераны еще помнили те времена, когда рабочие кружки и группы Одессы входили в «Южнороссийский союз» - первую пролетарскую организацию. Все это возвышало рабочую Одессу в глазах искровцев.

Но история не знает прямых и проторенных дорог, ведущих к заветной цели. К началу века в рабочем движении Одессы не было единства.

Среди социал-демократов царили «разброд и шатания». Здесь, как ни в одном другом городе, проявляли активность различные оппортунистические группы и течения - «экономисты», «независимцы», сторонники группы «Борьба», представители «болота».

Последовательно марксистские взгляды отстаивала только «Южная революционная группа», вошедшая в контакт с первыми агентами «Искры» и способствовавшая ее распространению.

1901 год был годом упорной борьбы сторонников ленинской «Искры» за утверждение революционного направления в одесской организации РСДРП. Однако эта борьба не сразу принесла свои плоды. К концу года раскол организации еще не был преодолен, и это позволило оппортунистам под разными предлогами саботировать доставку искровской литературы в  Одессу.

По указанию В. И. Ленина в Одессу было послано подкрепление. В марте 1902 года сюда приехал Д. И.. Ульянов, в ноябре - Р. С. Землячка. В своей деятельности по укреплению партийной организации они опирались на помощь К. О. Левицкого, Е. П. Матлахова и других стойких и опытных революционеров, проводивших искровскую политику. И результаты не  заставили себя долго ждать. К концу года «Искра» стала регулярно поступать по одесским адресам.

А вместе с тем возрастало влияние ее сторонников в социал-демократической и рабочей среде. В 1938 году Землячка вспоминала: «Мы сами учились на «Искре» и с помощью «Искры» учили рабочие массы распознавать врагов, ясно представлять себе истинные задачи революционного движения».

Свои главные удары искровцы обрушили на «экономистов». В этих условиях противники «Искры» уже не могли беспрепятственно защищать свои реформистские лозунги в рабочем движении, противопоставлять экономические требования политическим.

Стачки и демонстрации рабочих стали приобретать все более массовый и организованный характер; на них все чаще выдвигались требования о восьмичасовом рабочем дне и завоевании демократических свобод.

С каждым месяцем усиливалось революционное направление и внутри самой социал-демократической организации. Преодолевая сопротивление оппортунистов, искровское крыло Одесского комитета РСДРП шаг за шагом укрепляло свои позиции. В апреле 1903 года комитет официально признал «Искру» своим руководящим органом и избрал двух делегатов на предстоявший съезд партии. Одним из этих делегатов была Р. С. Землячка.

Как известно, II съезд РСДРП, подготовленный «Искрой», явился ареной острой борьбы между сторонниками В. И. Ленина и его противниками. На съезде искровцы раскололись на большевиков и меньшевиков. После съезда, когда лидеры меньшевизма встали на путь дезорганизации и раскола созданной партии, Одесский комитет сохранил верность знамени и традициям старой «Искры», последовательно проводя в жизнь ленинские принципы партийной организации и тактики. В начале 1904 года в Одессе по инициативе Владимира Ильича было образовано Южное бюро ЦК РСДРП, развернувшее борьбу против меньшевистских дезорганизаторов, за подготовку III съезда партии.

Этот боевой период в деятельности Одесского комитета РСДРП получил отражение во многих местных изданиях нелегальной социал-демократической литературы, часть которых обнаружена в аккерманском тайнике. Среди них - листовки и прокламации, посвященные актуальным вопросам рабочего движения, разработке тактики пролетарской партии в условиях нарастания революционного кризиса в стране. С интересом читается прокламация ЦК РСДРП «Война  против войны» - она разоблачала классовую сущность русско-японской войны, развязанной империалистами, подчеркивала, что победа царизма, как и его поражение в этой войне окажутся одинаково тягостными для трудящихся. Листовка заканчивалась призывом не поддаваться шовинистическому угару, распространяемому идейными прислужниками самодержавия, а требовать свержения царского правительства.

Правда, прокламация «Война против войны», написанная по свежим следам событий, еще не содержала тех глубоких обобщений по вопросам большевистской тактики, которые были изложены потом в ленинской статье «Падение Порт-Артура» и других ленинских трудах. Но боевой дух старой «Искры», общее направление ее политики по отношению к захватническим, империалистическим войнам выражены в ней со всей определенностью.

Большой интерес представляют материалы, которые затрагивали темы внутрипартийной жизни, разоблачали меньшевистских дезорганизаторов партии, рассматривали вопросы пролетарского интернационализма.

В этих материалах был отражен возросший идейный уровень Одесской партийной организации, подъем ее политической активности. Примечательно, что некоторые из найденных листовок и прокламаций, изданных в одесском подполье между II и III съездами партии, являются уникальными. Они служат новыми документальными свидетельствами, позволяющими исследователям полнее раскрыть сложную историю становления и деятельности Одесской организации РСДРП - надежного оплота большевизма на юге России.

Путь Волгарина

Иван Загубанский и другие

Ленин был не только ведущим теоретиком, но и главным практическим руководителем «Искры».

В его руках сосредоточивались все нити, связывающие редакцию газеты с ее агентами и партийными работниками на местах. Он был инициатором и наставником общерусской организации «Искры», сплотившей вокруг себя широкую сеть периферийного актива. Без такой организации, установившей тесную и регулярную связь редакции с местными комитетами и группами РСДРП, «Искра» не могла бы выполнить своей выдающейся роли в создании единой и централизованной партии российского пролетариата.

Первостепенным делом искровской организации В. И. Ленин считал доставку газеты в Россию к читателям. Между тем постановка «социалистической почты» была сопряжена с громадными трудностями. Транспортировка «Искры» и искровской литературы из-за границы требовала немалых денежных затрат, установления конспиративных связей, четкой организованности и дисциплины. В письмах В. И. Ленина и Н. К. Крупской, адресованных многочисленным корреспондентам, содержатся настойчивые просьбы добиваться повсеместного распространения «Искры», сделать ее достоянием самого широкого слоя рабочих и революционной интеллигенции. «...Весь гвоздь нашего дела теперь,- говорилось в одном из таких писем от 1 июня 1901 г.,- перевозка, перевозка и перевозка. Кто хочет нам помочь, пусть всецело на ляжет на это».

До сих пор советскими исследователями было открыто не менее семи путей, по которым «Искра» доставлялась в Россию. Транспортные пути газеты простирались не только по суше, но и по морям, пересекая границы многих государств. Три из них вели к южным воротам страны: румынский, через Яссы и Кишинев, болгарский, через Варну на Одессу, и третий, морской путь, через Марсель - Александрию на Херсон и Батум.

Разумеется, история каждого из названных путей богата многими интересными фактами и событиями, но их описание выходит за рамки настоящего очерка. Отметим лишь, что на первых порах, а именно с сентября по декабрь 1901 года, самое большое оживление наблюдалось на болгарском транспортном пути, на линии Варна - Одесса.

Этот путь «Искры» вступил в действие при самой активной помощи болгарских революционеров. Среди «тесняков» (революционное крыло социал-демократической партии Болгарии) «Искра» пользовалась большим влиянием и поддержкой. Первое время, до вмешательства царских властей России, «Искра» открыто распространялась в болгарских городах; статьи из органа русских марксистов часто перепечатывались и широко комментировались в рабочей печати. «Искра», писала в июле 1903 года газета болгарских социал-демократов, «вскрывает перед удивленным взглядом эпоху борьбы, современниками которой мы являемся. Ледяное царство севера тает, там наступает уже весна... Каждый новый номер «Искры» приносит нам новые и новые предвестники грядущей победы».

Через наборщика типографии И. С. Блюменфельда и болгарских студентов, учившихся в Германии, редакция «Искры» установила связь с Г. И. Бакаловым, одним из видных представителей «тесняков». Бакалов проживал тогда в Варне. Из Мюнхена в Варну и приехала летом 1901 года К. И. Захарова - агент «Искры» и организатор ее перевозки из Болгарии в Одессу. Здесь «Тодорка», как теперь ее называли друзья и Р. С. Землячка и знакомые, договорилась с Бакаловым об устройстве постоянного склада искровской литературы, откуда она должна была регулярно доставляться в Одессу. За рискованное дело перевозки чемоданов с «Искрой» через границу взялся 24-летний болгарский рабочий

Иван Загубанский.

Слесарь по специальности, И. Г. Загубанский из-за кризиса и безработицы был вынужден часто менять свою профессию, становясь то учителем, то разнорабочим. Скитания по «чужим людям» заставили молодого парня рано задуматься над трудностями жизни, тянуться к источнику света и знания. Оказавшись в поисках заработка в Варне, он знакомится здесь с хозяевами «книжарицы» - магазина партийной литературы - Стефаном Георгиевым и Георгием Бакаловым. Под их влиянием Загубанский приобщается к марксизму, становится активным политическим бойцом партии «тесняков». Позднее о нем будут сказаны такие слова: «Застенчивый и тихий перед людьми, он скрывал в себе бурный дух революционера, толкнувший его к жертве. И он принес эту жертву, не дрогнув».

Опасное поручение по перевозке искровской литературы Иван Загубанский воспринял как самое почетное партийное задание. На явочную квартиру в Одессе он стал привозить нелегальный груз не только морским, но и сухопутным путем. Первый транспорт с «Искрой» был им доставлен к месту назначения 19 сентября 1901 года. Путь Варна - Одесса «заработал».

Появление «Искры» на юге России вызвало переполох среди полицейских. Начальник Одесского жандармского управления Бессонов немедленно распорядился усилить надзор за «подозрительными элементами». Вскоре царские ищейки напали на след «Тодорки» и установили тщательный контроль за ее связями. 25 октября она не без опаски сообщала мюнхенской редакции «Искры»: «на тот адрес, что я дала, пока не пишите, так как там что-то  неладно. Пишите по старому прямо мне. Пока я приостановлю на 2 недели приезд, так как у меня нет определенной квартиры, а здешнее настроение тревожное».

Между тем визиты Загубанского в Одессу не прекращались. В сентябре и октябре он успел сделать еще три благополучных рейса, пополнившие, скудные литературные запасы одесских тайников. По данным редакции «Искры», за время с декабря 1900 по февраль 1902 года в Россию было отправлено 60 чемоданов с литературой. Десять из них прошло путем болгарина.

1 декабря 1901 года Загубанский доставил в Одессу свой пятый, и последний, транспорт. В двух чемоданах, набитых запрещенной литературой, было 650 экземпляров 9-го и 10-го номеров «Искры». Но явочная квартира 23 по Княжской, 20, куда Загубанский вносит свой багаж, держится в засаде. Здесь его арестовывают и заключают в одесскую тюрьму. Через несколько часов на той же улице переодетые жандармы схватили и «Тодорку» - К. И. Захарову. Ей предстояли годы заключения и сибирская ссылка.

Тюремные власти приложили немало усилий, чтобы заставить Загубанского «расколоться» и выдать своих русских товарищей. Однако ни угрозы, ни телесные истязания, ни карцеры не сломили железной воли молодого болгарского революционера: он упорно отказывался отвечать на «наводящие» вопросы следователей, писал протесты против дикого произвола тюремщиков, объявлял голодовки и требовал свидания с болгарским дипломатическим представителем. Его  трижды уличали в попытке к бегству. Наконец, на исходе 19-го месяца заключения в Одесском и Самарском острогах царское правительство - отнюдь не по соображениям гуманности, а во избежание дипломатического скандала - решило избавиться от «неблагонадежного иностранца». Оно не могло не принимать в расчет, что Загубанский был болгарским подданным, к тому же заболевшим по вине тюремщиков тяжелым недугом - туберкулезом легких. В конце 1903 года он был выпущен из Самарского острога и выслан на родину.

После возвращения в Болгарию Иван Загубанский не прожил и одного года. Слабое здоровье, подорванное физическими и нравственными пытками в тюремных застенках, быстро угасало. Загубанский умер в своем родном городе Сойоте за шесть месяцев до начала первой народной революции в России, о которой он так страстно мечтал и которой отдал без остатка все свои молодые силы.

Великая историческая миссия, выпавшая на долю ленинской «Искры», словно магнит, притягивала к себе революционеров разных стран и наций. В ряду ее верных друзей и помощников вместе с болгарами находились немцы, чехи, поляки, финны, румыны, французы и англичане.

Широкие интернациональные связи во многом способствовали тому, что «Искра»  сумела успешно выполнить свою роль коллективного организатора РСДРП - боевой революционной партии российского пролетариата.

«Искра» вырастила целое поколение профессиональных революционеров, вынесших на своих плечах всю тяжесть борьбы за создание партии. Истории хорошо известны имена И. В. Бабушкина, Н. Э. Баумана, Г. М. Кржижановского, П. А. Красикова, В. 3, Кецховели, П. Н. Лепешинского, И. И. Радченко, Р. С. Землячки, Д. И. Ульянова и многих других агентов газеты, которые работали в суровых условиях подполья в самой гуще пролетарских масс. «Все, что отвоевано было у царского самодержавия,- писал В. И. Ленин,- отвоевано исключительно борьбой масс, руководимых такими людьми, как Бабушкин».

Деятельность старой «Искры» составила яркую страницу в истории КПСС начального периода. Идейно разгромив «экономистов» и их зарубежных партнеров - бернштейнианцев, она заложила прочные теоретические основы большевистской партии, выработала подлинно научную программу борьбы рабочего класса за свое социальное освобождение. Тем самым «Искра» способствовала перемещению центра мирового революционно-освободительного движения с запада на восток - в Россию. Из зажженной Лениным «Искры» разгорелось негасимое пламя великой революции, которая свергла власть помещиков и капиталистов и проложила путь к новой жизни, к строительству социализма и коммунизма.

Журнал «Юность» № 4 апрель 1976 г.

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области 

Trackback(0)
Comments (0)Add Comment

Write comment

security code
Write the displayed characters


busy
 

При использовании материалов - активная ссылка на сайт http://go-way.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 http://go-way.ru/

.
Designed by Light Knowledge