Главная Харьковский эксперимент

Ваш IP адрес:

54.198.246.116

 

Харьковский эксперимент Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
29.01.2012 11:25

Наука и техника
Теодор Гладков

Из постановления бюро ЦК ВЛКСМ о присуждении премий Ленинского комсомола за 1975 год:

Присудить премии Ленинского комсомола:

Сихарулидзе Александру Георгиевичу, старшему архитектору, Демьяненко Валентине Ивановне, инженеру, Аксеновой Ларисе Митрофановне, технику-архитектору, Конелец Людмиле Ильиничне, старшему инженеру, Мироновой Людмиле Степановне, инженеру, Бензарь Валентине Павловне, старшему инженеру, сотрудникам Государственного научно-исследовательского  и проектного института металлургической промышленности, Нифонтову Алексею Викторовичу, старшему архитектору, Герасименко Олегу Ильичу, руководителю сектора, сотрудникам Управления главного архитектора г. Харькова - за проект учебно-политехнического центра Дзержинского района г. Харькова.

Сам Центр, выражаясь языком строителей, «строительством не завершен».

Но коробка здания уже высится на Новгородской улице. Сделать еще предстоит многое, прежде чем стеклянные двери Центра распахнутся перед первыми посетителями - старшеклассниками примерно двадцати пяти школ Дзержинского и прилегающего к нему Киевского районов Харькова.

По своему оснащению, оборудованию, условиям для занятий Центр станет учебным заведением совершенно уникальным. (Пока у него нет даже официального названия, поэтому впредь я буду коротко называть его Центр.) Но дело, конечно, не только, вернее, не столько в оборудовании Центра. Главное, он создается для реализации системы определенных педагогических идей, и каждая деталь проекта подчинена этому общему педагогическому замыслу.

Рано или поздно специалисты начнут разрабатывать типовые проекты подобных центров для разных районов страны. Накопленный к тому времени опыт харьковского Центра со всеми его достоинствами и возможными упущениями станет для них как бы отправной точкой. Не нужно быть пророком, чтобы предсказать огромный интерес, который возбудит в ближайшем будущем харьковский опыт у педагогов, психологов, медиков, работников высшей школы и системы профессионально-технического образования, комсомола и даже милиции.

Слова «харьковский опыт» я не случайно выделяю сразу - еще до рассказа о Центре, заслужившем премию Ленинского комсомола. Дело в том, что хотя новый Центр пока в строй не вошел, но уже насчитывает пятнадцатилетнюю историю накопленный в этом городе опыт ранней профессиональной ориентации, политехнизации обучения и трудового воспитания.

Не будет натяжкой протянуть нить традиции и в более отдаленные времена - к периоду создания Антоном Семеновичем Макаренко знаменитой Куряжской колонии, воспетой в его же «Педагогической поэме». Сейчас территория бывшей колонии, к слову, оказалась в границах разросшегося города. Это не просто географическое совпадение. В педагогике традиции имеют огромное значение, а харьковские педагоги считают себя непосредственными продолжателями дел и идей А. С. Макаренко.

У нового Центра есть прямой предшественник. Это учебный цех прославленного Харьковского тракторного завода имени Серго Орджоникидзе. Примечательно, что за создание учебного цеха Харьковский тракторный также был удостоен премии Ленинского комсомола - в 1971 году. Министр просвещения СССР Михаил Алексеевич Прокофьев назвал этот цех, существующий уже пятнадцать лет, «классическим примером» новой организационной формы трудового обучения старших школьников.

Итак, на протяжении всего лишь пяти лет харьковчане получили две премии Ленинского комсомола за достижения, по сути, в области педагогики. Теперь нужно сообщить читателю, что организатором учебного цеха ХТЗ и его начальником до осени прошлого года был Павел Андреевич Ярмоленко. Он же разработал всю педагогическую концепцию нового Центра. Однако его имени в списке лауреатов ни за 1971, ни за 1975 год нет. Потому что Ярмоленко далеко за сорок, а премия комсомола имеет возрастные пределы.

Из цеха ХТЗ, любимого своего детища, Павел Андреевич ушел по причине весьма уважительной.

Его, заводского работника, после защиты диссертации па соискание ученой степени кандидата педагогических наук, избрали заведующим кафедрой педагогики Харьковского государственного университета. Случай беспрецедентный! Чтобы такое стало возможным, очень уж убедительными должны были быть как диссертация, так и, главное, успехи учебного цеха.

Чтобы убедиться в этом, а также представить, каким будет Центр Дзержинского района, я и поехал на ХТЗ.

Кирпичное двухэтажное здание явно производственного назначения. Когда-то в нем размещалась пожарная команда, потом его перестроили под учебный цех ХТЗ.

Знакомлюсь с Жанной Сергеевной Дьяченко - нынешним начальником цеха. До этого назначения она шесть лет работала здесь же заведующей учебной частью, еще раньше - инженером на этом заводе.

(Напоминаю, учебный цех является структурным подразделением Харьковского тракторного; все сотрудники цеха считаются, да и являются, по существу, кадровыми работниками завода.)

Дьяченко уравновешенна, вдумчива, деловита, молода. Работа с ребятами ей по душе; сожалеет только, что не имеет педагогического образования. Кстати сказать, это серьезнейшая проблема. Преподавателей для таких центров не готовит ни одно учебное заведение в стране. Все они чистые производственники, как преподаватели - самоучки. Кроме Ярмоленко: Павел Андреевич до поступления на филологический факультет университета много лет проработал токарем и электрослесарем на заводе. Так уж счастливо сложилось, что он знает и производство и педагогику. Но Ярмоленко - редкое исключение среди своих коллег. А им в подавляющем большинстве приходится осваивать учебный процесс на ощупь, старым, как мир, методом проб и ошибок. Я со многими в Харькове говорил на эту тему. Все считают, что пора воссоздать хотя бы в нескольких политехнических институтах инженерно-педагогические факультеты, которые выпускали бы квалифицированных преподавателей трудовых дисциплин для школ и учебных центров.

...Жанна Сергеевна ведет меня по цеху, на ходу давая пояснения. Чтобы не отвлекать внимания занятых делом ребят, в лаборатории и кабинеты не заходим (я побывал в них позже, после окончания рабочего дня). Двери всех учебных помещений из цельного толстого стекла, такие сейчас часто ставят в больших магазинах. Стеклянные двери не самый главный, но все же один из существенных принципов работы Центра.

Сначала школьники приходят в цех экскурсантами.

Их знакомят с «классами», следовательно, с различными рабочими специальностями, через двери-витрины, чтобы не мешать ребятам постарше этими самыми специальностями овладевать. А потом наступает день, когда перед новичками стеклянные двери гостеприимно распахиваются.

Кто же эти новички в синих аккуратных халатах, мальчики в беретах, девочки в пестрых косынках? Девятиклассники пятнадцати средних школ района. Здесь, в учебном цехе, они на протяжении полугодия занимаются полный рабочий день - в неделю 6 часов. В десятом классе, после летней производственной практики на заводе, цикл повторяется.

Выкроить для труда целый рабочий день в неделю харьковчанам удалось без перегрузки ребят и ущемления других предметов. По школьной программе на уроки труда отводится два часа в неделю. Совершенно очевидно, что за эти два часа, да еще при скудном, случайном оснащении школьных мастерских ничего путного сделать нельзя. Министерство просвещения Украины в виде эксперимента разрешило харьковчанам свести «трудовые» часы всех четырех четвертей в одно полугодие - это дало 4 часа. К ним прибавили 2 часа, что отведены на факультативные занятия. Получилось 6 часов. Рабочий день такой продолжительности как раз и допускается для подростков трудовым законодательством.

С ознакомительных экскурсий профориентирование ребят только начинается. Десятиклассники, придя в цех, имеют возможность поглубже ознакомиться с основными, так называемыми «сквозными» профессиями и выбрать одну из них себе по вкусу. Выбор иногда носит окончательный характер, иногда - нет.

Подросток может на протяжении определенного времени поменять занятие. В этом принципиальное отличие цеха от, скажем, так называемых ученических бригад, где выбора фактически нет или почти нет.

Я помню, как создавались такие бригады: один класс целиком посылали «слесарить», другой - «токарить». Никакого представления об индустрии в целом ребята при этом, конечно, не получали. Между тем, по мысли В. И. Ленина, политехническое образование должно знакомить в «теории и на практике со всеми главными отраслями производства».

Теорию производства школьники изучают в отлично оснащенных общетехнических лабораториях и кабинетах. Практика в форме учебного производства организована на профильных участках цеха. Таких участков (следовательно, и возможностей для выбора) достаточно много: токарный, станочный, слесарный, столярный, чертежный, контрольно-измерительный, электротехнический, радиотехнический и автодела.

Участки, надо сказать, оборудованы и оснащены щедро. Никакого старья, ничего списанного. Все точно такое же, как во всех остальных цехах ХТЗ. И в достаточном количестве.

Скажем, станочный участок. Так он называется, а на деле это настоящий небольшой цех, с ровным гулом моторов, высоким пением стальной стружки, стекающей из-под резца. Станков на участке не пять, не десять, а тридцать пять, в том числе импортные.

Полный курс обучения в цехе, как уже говорилось, два полугодия. По его окончании примерно семьдесят процентов школьников получат рабочий разряд, до третьего включительно. Ребята с автоучастка сдают экзамены в ГАИ и получают водительские права.

За все время пребывания в учебном цехе я ни разу не слышал из уст преподавателей ни душещипательных сентенций о пользе труда, ни благих пожеланий.

Заводские люди вообще недолюбливают зряшные разглагольствования. Трудовое воспитание в цехе достигается иным путем, единственно верным и эффективным: участием ребят в реальном производстве материальных ценностей. Думаю, это имел в виду В. И. Ленин, когда писал: «Нельзя себе представить идеала будущего общества без соединения обучения с производительным трудом молодого поколения».

Цех выпускает различные изделия свыше 100 наименований: детали и инструменты для цехов ХТЗ, оборудование для школ и т. п. Жанна Сергеевна называет впечатляющую цифру: ежегодно цех дает «всамделишной» продукции на 70 тысяч рублей. Эта сумма вполне покрывает расходы завода на его содержание. Вот и ответ на вопрос, который, предвижу, возникнет у некоторых читателей: «А на какие средства?»

Реальность производства обязательно ведет к тому, что, сменяя психологию школярскую, у ребят вырабатывается психология трудящегося человека, чувство ответственности и гордости за свою работу. Очень симпатичная девятиклассница Валя Крошнева сказала по этому поводу предельно лаконично и выразительно:

- Брак не двойка!

Потом расшифровала: двойка в конце концов дело личное. Ничего страшного. Сегодня получила, завтра исправила. Все довольны: ученики, учителя, родители. Словно двойки и в помине не было. А допустить брак в работе - значит запороть деталь, в которую раньше уже вложил свой труд твой же товарищ по классу и которую ждет на последующем этапе другой одноклассник. И еще:

- А деньги? Деталь, она денег стоит! Государственных!

Вот так-то! Если не бояться громких слов, то надо признать, что всего за месяц работы в цехе эта девятиклассница подошла самостоятельно к государственному пониманию производительного труда.

Я разговаривал достаточно долго и откровенно с тремя школьниками - учениками девятого класса (это было весной, сейчас они уже в десятом). Разговор, на мой взгляд, заслуживает того, чтобы без особых комментариев быть переданным читателю.

Предварительно должен сообщить, что на каждом профильном участке цеха есть свой выборный бригадир. Все вместе они образуют орган ученического самоуправления-совет бригадиров. Совет решает многие важные вопросы жизни цеха, в частности руководит социалистическим соревнованием бригад. Вот и еще одна воплощенная в новых условиях традиция А. С. Макаренко.

Моими собеседниками были председатель совета Игорь Кругляков - бригадир радиотехнического участка, заместитель председателя Саша Зайцев - бригадир электротехнического участка, и секретарь совета Валя Крошнева - бригадир участка ОТК.

Игорь (высокий, крупный, круглолицый, очень похож на юного Пьера Безухова. Отец - инженер-автомобилист, мама - библиотекарь). Я радиолюбитель с детства, усилители сам делаю, приемники. Хочу стать радиоинженером, потому и выбрал радиоучасток. Мы сейчас делаем платы для станков с программным управлением, пульты для механизма автоматического зашторивания окон в аудиториях. Мне это интересно. Надо, но и интересно тоже, даже удовольствие получаю. В школе что? Ответственности, в сущности, никакой. Только разговоры, а на самом деле все по подсказке. А здесь ответственность, здесь я взрослый. Вот смотрите, что получается: мы приступаем к работе на час раньше, чем в школе уроки начинаются, а никто не просыпает, не опаздывает!

Саша (среднего роста, худощавый, верхняя пуговка рубашки расстегнута, так что видны полоски матросской тельняшки. Отец - слесарь на «ФЭДе»).

Вы только не смейтесь, но я, сколько себя помню, хочу быть моряком! Нет, вы не думайте, что это детское: сегодня, мол, хочу в моряки, а завтра в пожарные. У меня серьезно. Я в морском клубе Дворца пионеров занимаюсь. Буду штурманом. Не поступлю сразу в мореходку - пойду матросом плавать, а потом все равно поступлю! Почему электротехнический выбрал? Мне это пригодится. Штурманское дело с радио связано, электроприборами разными. У меня друг есть, Гена Гринченко, он по улице идет и знаки дорожные на ходу читает, у каждой машины застревает. Автомобиль для него - всё! Он, конечно, на автоучасток записался, так его после занятий домой силком гнать надо.

Валя (отец - слесарь на ХТЗ, брат - техник-механик). Я не знаю, буду ли в институт поступать, но если поступлю, все равно пойду на Тракторный контролером ОТК работать. Мне эта работа нравится.

Саша. Моя бабушка уборщицей была, лестницы мыла и гордилась, что быстрая в руках!

Игорь. В школе, если кто шумит на уроке, так всем «до лампочки». Его никто не одернет - не принято. А здесь того, кто мешает работать, сразу на место поставят, и никто не обижается.

Валя. Здесь так: понял - пошли дальше. И практика. Упустил что-то - сразу на работе отразится. Не только твоей, но и всей бригады. И еще - учителя в школе нам все время повторяют: ты, мол, для себя учишься. А здесь, оказывается, не только для себя, а для всех!
Это тоже уже не школярское - учиться не только для себя, а для всех!

Приведу несколько цифр. За пятнадцать лет существования учебного цеха в нем прошли политехническую подготовку свыше 16 тысяч ребят.

Более 2 500 выпускников влились в трудовую семью тракторостроителей (не считая поступивших на другие предприятия города)! Некоторые уже стали знатными производственниками, признанными мастерами, новаторами. Такими, как, например, Евгений Бондаренко, бригадир слесарей главного конвейера ХТЗ, делегат XVII съезда комсомола. А выпускница Галина Афанасьевна Бриченко, закончив Харьковский политехнический институт, вернулась в ставшие родными стены.

Она сейчас завуч цеха, ведет занятия в лаборатории материаловедения.

Добавлю: выпускники цеха, конечно, идут по окончании школы не только на производство. Многие поступают в вузы. В отличие от других абитуриентов они выбирают будущую профессию, особенно техническую, вполне осознанно и уверенно. Еще бы! Ведь они в значительной степени уже профессионально ориентированы! Да и учиться им в вузе легче, чем сокурсникам: сказываются приобретенные знания и трудовые навыки. Они уже знают, что только в работе можно научиться не бояться работы!

Список лауреатов премии Ленинского комсомола открывается фамилией Саши Сихарулидзе, старшего архитектора института «Гипросталь».

Саша - харьковчанин в третьем поколении. Дед его устанавливал в Харькове Советскую власть, отец был архитектором, строил в городе много и успешно. Центр, за который Александру и его товарищам присуждена комсомольская премия, будет первым сооружением, возведенным в родном городе по «собственному» проекту (хотя и коллективному, но все же собственному). В архитектуре, однако, Сихарулидзе не новичок: когда начиналась работа над проектом, ему уже было тридцать и за плечами порядочный стаж работы.

Спрашиваю Александра, что для него и товарищей было самым интересным в их детище, которое они создавали фактически на общественных началах. Отвечает, не колеблясь:

- Назначение задания!

Мне понятно, что имеется в виду. Я не педагог. Но в том и особенность этой профессии, ее отличие от всех других, что к ней причастен едва ли не каждый из нас. Не только школьные учителя (а это, кстати, самая массовая из всех «интеллигентных» профессий в мире), но и начальники цехов, и бригадиры в колхозах, и офицеры в армии - все они являются в какой-то степени воспитателями. Более того, уже комсорг в классе, староста студенческой группы в институте, вожатый в пионерлагере выполняют вполне определенные воспитательные функции в своих коллективах. Самобытными, и в большинстве своем талантливыми педагогами зарекомендовали себя наставники рабочей и колхозной молодежи. Не случайно ставшее массовым движение наставничества оказалось столь действенным и плодотворным. Наконец,
воспитателями (хорошими или плохими - другой вопрос) являются миллионы пап и мам, дедушек и бабушек, старших братьев и сестер. По-своему - в уважении к порядку - воспитывает детвору и постовой милиционер.

Один харьковский партийный работник так сказал мне:

- Новая пятилетка названа пятилеткой высокого качества и эффективности. Это же прямо девиз для педагогов. И не на одну пятилетку. Все наши планы, все наше будущее зависят от качества их работы. Мой собеседник был, разумеется, прав. Прав и еще в одном высказывании: современная общеобразовательная школа не может справиться с этой задачей одна.

Привычная фраза в устах любого учителя:

- Наша школа выпустила...

Само собой подразумевается, что школа выпускает, а общество принимает. Акт «выпуска - приемки» имеет точную дату - выпускной вечер. А на следующий день выясняется, что вчерашний десятиклассник не знает ни собственных склонностей и возможностей, ни разницы между профессиями токаря и слесаря, ни отличия специфики занятий в медицинском институте от таковых в авиационном. Попутно выявляется также, что он не умеет работать самостоятельно, без нажима со стороны учителей и родителей.

А время упущено, и наверстывать упущенное трудно, в отдельных случаях - невозможно. Вывод один: не подменяя школы, общество должно активно включиться в воспитание школьников гораздо раньше, чем ныне. Желательно в 5-6-х классах, а уж в 8-10-х обязательно.

Разговариваю с Ярмоленко. Раскачивать Павла Андреевича не нужно; с каждым, кто хочет разобраться в проблеме, он охотно делится своими наблюдениями, мыслями, взглядами.

- Центры, подобные учебному цеху ХТЗ и строящемуся в Дзержинском районе, должны сыграть роль исключительную. Они позволят добиться того, чего в школе никак нам сделать не удается, сколько ни бьемся. Только в этих центрах можно сконцентрировать педагогические усилия, чтобы эффективно проводить профессиональную ориентацию, политехническое образование и трудовое воспитание. Разумеется, при условии овладения основами наук. Тут не должно быть никакого противопоставления.

Итак, профориентация, политехническое образование и трудовое воспитание! Это три кита, на которых только и может держаться подготовка каждого нового поколения к самостоятельной общественно полезной деятельности.

Подобные центры сейчас возникают в стране повсеместно. По размаху и неотвратимости это процесс почти стихийный. Особенность харьковского опыта (речь идет не о хронологическом приоритете) в том, что здесь каждый практический шаг основан на прочной теории.

Создание и нормальное функционирование Центра обеспечиваются здесь поддержкой всей общественности города, руководства промышленных предприятий, научно-исследовательских учреждений и высших учебных заведений.

Работа, проделанная группой лауреатов премии Ленинского комсомола,- проявление этой поддержки.

Впервые мысль о создании нового учебного Центра была высказана на одной из встреч комсомольского актива Дзержинского района в 1972 году. Это не случайно: на территории района расположен Харьковский государственный университет, множество научно-исследовательских и проектных институтов, крупных промышленных предприятий. Здесь испытывали огромную потребность в подготовленных кадрах и хорошо понимали, какую роль в судьбах ребят может сыграть новый учебно-производственный центр.

Партийные и советские руководители района не только одобрили эту идею, но и создали все условия для ее реализации. Проявили должную дальновидность и директора заводов, институтов, иных учреждений; изыскали средства и возможности для будущего строительства.

Городские власти выделили подходящий земельный участок по Новгородской улице.

Особенно горячо поддержал дело коллектив авиационного завода имени Ленинского комсомола.

В Государственном научно-исследовательском и проектном институте металлургической промышленности (короче «Гипросталь») был создан комсомольский штаб, который возглавил секретарь комитета ЛКСМУ Петр Полещук. Главным инженером проекта стал более опытный, чем его молодые коллеги, специалист Валентин Васильевич Бубырев. (Его сорок лет, к сожалению, не вместились в тесные возрастные рамки для лауреатов премии комсомола.)

Справедливость требует назвать имена и других людей, вложивших в проект свои знания и опыт. Это И. А. Алфёров, П. Н. Манзюк, Г. II. Трнзна, Л. М. Гендлер... По самым скромным подсчетам, в работе участвовало на общественных началах не менее сорока энтузиастов!

Всю педагогическую сторону проекта разработал и научно обосновал уже известный читателю Павел Андреевич Ярмоленко. 
С трудностями пришлось столкнуться немалыми.

«Гипросталь» является головным институтом в стране по разработке проектов совсем иных объектов - металлургических предприятий. Молодые специалисты, в неплановом порядке создававшие проект Центра, помимо этого, напряженно работали над такими важными заданиями, как проекты Никопольского и Ермаковского ферросплавных заводов, Донецкого металлургического завода и других крупнейших предприятий. Учебно-политехнический центр был для них делом совершенно новым, не по профилю. Немало пришлось поколдовать с общим архитектурным решением уже на эскизной стадии: площадка оказалась неровной, с тремя достаточно значительными перепадами высот.

Работали увлеченно, выгадывали час-два от дневного задания. Когда требовалось, привлекали видных консультантов. П. А. Ярмоленко подсчитал, что по разным вопросам его консультировали сотрудники 53 учреждений и предприятий. Причем делали это охотно и, как говорится, на совесть.

Валентин Васильевич Бубырев рассказывал:

- К черной металлургии все это, конечно, никакого отношения не имело. Но потом захватило. И знаете, что помогло? Беседы с собственной дочерью. Ей 16 лет. Поговорил раз-другой и поразился - настолько смутно она представляла свое будущее. Да и не она одна. Диву даешься.

Казалось бы, век информации: телевидение, журналы, газеты в каждом доме. Знают обо всем, хоть отбавляй - от космоса до фигурного катания. А простых вещей - что такое труд, работа, профессия - не знают! Мы их за десять лет этому не научили, а они соответственно не научились. Профессиональное ориентирование, за исключением разве работы с музыкально одаренными детьми, если честно признать, отсутствует.

Когда мы начали работать, стали искать прецеденты. Убедились, что проектов подобных центров не существует в природе. Ярмоленко, как педагог, создал интереснейший проект. Начали конкретизировать, привлекли других специалистов. Вот, скажем, лаборатория биологии.

Ее консультировал профессор Валерий Гаевич Шахбазов с биофака Харьковского университета. Так он сам признал, что заложил ее на пятнадцать лет вперед! Такой лаборатории в университете пока нет, а у нас будет.

Институты монокристаллов, физико-технический, низких температур - кто только нам не помогал. Даже Военную академию имени маршала Говорова привлекли к проектированию стрелкового тира для ребят. ГАИ и автобазы помогли разработать автодром и действующие тренажеры.

Мебель тоже будет уникальная, специально сконструированная для разных кабинетов и лабораторий. Не забыли и эстетическую сторону, связались со специалистами из художественно-промышленного института. В Центре будет и панно на темы труда и витражи.

Спрашиваю, что, по мнению Бубырева, было главным в коллективном характере авторов проекта. Валентин Васильевич отвечает мгновенно:

- Энтузиазм плюс профессиональная принципиальность! Иначе мы бы никогда не смогли увязать вместе архитектурное решение с технологией и педагогикой.

От себя добавлю: без этих двух качеств не удалось бы преодолеть и множества препон. Но это уже, как говорится, дело прошлое.

Теперь остается только описать будущий Центр. Это трудно, потому что его все-таки еще нет. Облегчает мою задачу то, что читатель уже знает, как поставлено дело на ХТЗ.

Главные принципы остаются теми же. Это профессиональная ориентация, политехническое обучение и трудовое воспитание. Последнее, подчеркну, основано непременно на единстве учебного процесса и производительного труда.

Сохранится и организационная структура. Каждое утро Центр примет на целый (то есть шестичасовой) рабочий день шестьсот школьников. В неделю, следовательно, три тысячи шестьсот. Это вдвое больше, чем на ХТЗ. Стеклянные двери сохранятся - это уже традиция.

Профессиональное ориентирование будут осуществлять не только преподаватели, но и психологи и медики, причем с помощью совершенных технических средств, включая установку промышленного телевидения. Телевидение, равно как и кино, найдет самое широкое применение и в учебном процессе. Все в Центре, по словам П. А. Ярмоленко, направлено к достижению главной цели - всемерному развитию жизнедеятельности ребят.

Гораздо большая роль, чем в цехе ХТЗ, предназначена в новом Центре предметным кабинетам и лабораториям. Занятия в них должны подкреплять и развивать соответствующие школьные курсы физики, химии, биологии, математики.

В Центре будут три основных подразделения: 

Естественнонаучное. Это кабинет-лаборатория физики, лаборатории химии, химической технологии, микробиологии и цитологии, бионики и биофизики, генетики и селекции, кабинет математики и вычислительной техники.

Общетехническое подразделение. Включает в себя лаборатории общего материаловедения, машиноведения, общей электротехники, технических измерений, технической документации (чтение и изготовление чертежей), экономики и организации производства (!), кинопроекционный зал и отлично оснащенный политехнический музей.

Технологическое подразделение составят участки станочный, различных слесарных специальностей, обработки пластмасс, столярно-модельный, электротехнический, радиоэлектроники, автоматики, кулинарии, швейного дела, машинописи и стенографии, автодела.

Центр будет располагать кинофотолабораторией, гаражом, кабинетом военного дела, тиром, залом профориентирования и пунктом профконсультирования, автодромом, оранжереей и опытным участком в ботаническом саду университета.

Разумеется, в проекте нашлось место и для столовой, и для сада, и для площадок отдыха.

На базе Центра во внерабочее время будет функционировать научно-технический клуб молодежи. Добавлю, что Центр намерен поддерживать тесные связи со своими соседями: спортивным комплексом «Наука», музыкальной школой, хореографическим училищем, станцией юных техников, бюро путешествий и экскурсий. Это поможет всестороннему развитию ребят, расширит круг их интересов.

Быть может, не у каждого хватило терпения до конца прочитать этот длинный перечень «что будет». Но я его все-таки привел, чтобы пробудить в читателях чувство благородной зависти к харьковским школьникам. Оно, это чувство, тоже может стать стимулятором распространения харьковского эксперимента, превращения его в повседневную практику советской общеобразовательной школы.

Журнал «Юность» № 11 ноябрь 1976 г.

Литературная страница

Trackback(0)
Comments (0)Add Comment

Write comment

security code
Write the displayed characters


busy
 

При использовании материалов - активная ссылка на сайт http://go-way.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 http://go-way.ru/

.
Designed by Light Knowledge