Главная Голубиное слово

Ваш IP адрес:

54.198.246.116

 

Голубиное слово Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 
12.06.2012 13:01

Леонид Лиходеев

В этот самый момент, когда вы читаете данный фельетон, за столом лаборатории одного из институтов биологического направления сидит нежная девушка и плачет.

Она плачет не просто так, не от избытка чувств и не оттого, что приспела пора поплакать. Она плачет потому, что ее заставили резать лягушку. А лягушек она боится. Она боится брать их в руки. Ей кажется, что от этого бывают бородавки...

Эта милая девушка хотела стать журналисткой. Ей нравилось быть журналисткой. Она видела себя с красивым фотоаппаратом в коричневом футляре, который так шел бы к легкой кофточке палевых тонов. Он шел бы также к зеленоватой лавсановой юбке. Она хотела носить в сумочке корректное, но многозначительное корреспондентское удостоверение, которое позволяло бы получать без очереди билеты в кино и контрамарки в театр. Она хотела видеть свое громкое имя под газетным сочинением еще неясного содержания, но вполне респектабельной формы.

Журналистика была ее мечтой.

И вот злые люди подкосили эту мечту под корень. Злые люди сказали, что надо уметь излагать свои мысли. А мыслей у девушки не было. У нее была сумочка для удостоверения, кофточка для фотоаппарата и фамилия для подписи, Но злые люди почему-то не сочли эти достоинства достаточными для поступления на журналистский факультет.

Мечта лежала на асфальте, как растоптанная незабудка. Жизнь не удалась. Восторжествовала несправедливость.

Кто знает, что было бы с этой девушкой в результате непоправимого удара! Страшно и подумать. Но, к счастью, она усвоила могучую жизненную установку, сформулированную различными добрыми поэтами и положенную на музыку не менее добрыми композиторами. Во-первых, молодым везде у нас дорога, а во-вторых, все мечты сбываются, товарищ.

Это ее спасло. И мучилась она только пятнадцать минут.

В конце пятнадцатой минуты прибежала подруга. У подруги тоже была мечта. Подруга хотела стать художницей. Но те же злые люди сказали ей, будто для того, чтобы стать художницей, нужно уметь рисовать. Подруга тоже пережила непоправимый удар и звонко напевая указанные выше арии, примчалась к нашей героине.

Они взяли газету и стали читать материалы, собранные под зазывным названием «Куда пойти учиться».

И выяснилось, что бескомпромиссной мечтой каждой из них были лесное дело, астрономия, медицина, кибернетика, гельминтология, а также все остальные дисциплины, которые были обозначены в щедром газетном меню.

Они любили гулять в лесу (лесное дело), смотреть по вечерам на звезды (астрономия); они восхищались тонкостью операций, которые производили на экранах их любимые киноактеры и киноактрисы в красивых белых халата (медицина); они знали, что кибернетика - это что-то очень модное; а вот того, что гельминтология занимается обыкновенными глистами, они просто не знали.

Все мечты сбываются, товарищ! Поэтому девушки решили идти вперед по той самой дороге, которая молодым у нас - везде. То есть, в какой институт попадешь, в такой, значит, мечта и привела.

Подруге повезло. Она вышла замуж у дверей седьмого института и сейчас хорошо живет. А наша героиня плачет, потому что мечта привела ее в учебное заведение, где заставляют браться руками за гадких лягушек.

Вот и вся история.

И, как всякая история, она влечет за собою выводы.

И выводы тут как тут.

Когда бог создал землю и все сущее на ней, он осмотрелся вокруг и затосковал. Все проблемы были решены, вокруг висели бодрые лозунги, вселенная шла вперед без страха и сомнений, все мечты сбывались, не успев возникнуть, и с экранов светились белозубые киноулыбки кинопобедителей киностихий. И наиболее приближенные ангелы сочиняли глубокий сценарий о том, как молодой человек хорошо учился в школе, хорошо поступил в институт, хорошо его окончил и теперь хорошо работает. Конфликтов не было. Беззаботная вселенная улыбалась, и улыбка ее была похожа то на раскрытую раковину моллюска, то на двенадцатый номер галош-

И бог понял, что хватил лишку. Старик сообразил, что наворотил кучу легкомыслия и безответственности.

«Этак, пожалуй,- думал он, - они и вовсе разучатся мыслить. И мозг у них дальше куриного не пойдет, И не будет на земле ни Бойля, ни Мариотта, не говоря уже об Аристотеле, Платоне и быстром разумом Невтоне. На кой черт им стараться, если уже заранее известно, что все мечты сбываются, а молодым и без того дорога? На кой черт? Черт... Черт...»

И пока старик бормотал это нехорошее слово, появился черт. Он появился для конфликта. Черт появился, доложил, предъявил справку о профессии и начал втыкать палки в колеса. Колеса ломались, их приходилось ремонтировать, изобретать сверхпрочные спицы и ступицы, искать новые материалы и придумывать сопромат.

Вселенная стала улыбаться только по выходным дням или вечером после работы. Причем улыбка ее стала значительно осмысленнее.

И только беззаботные ангелы продолжали играть на своих хрустальных арфах и распевать бесконфликтные песенки вроде приведенных выше, а также сочинять красивые обещания всем, кто не хочет думать самостоятельно.

Со временем эти ангелы стали прикрывать своими чистыми хитонами юных голубей и голубиц и ворковать над ними голубиное слово:

- Ррромантика, о ррромантика. ррромантика, о ррромантика...

Они научились грамоте и стали сочинять произведения на тему, как легко и просто жить на свете. Как просто победить, как просто превзойти, как просто превозмочь и как просто достичь.

Ангелы и серафимы воркуют устно и письменно свое голубиное слове: - Прямо пойдешь - победителем станешь, налево пойдешь - в преобразователи попадешь, направо пойдешь -творцом будешь. Иже убо сказано в писании: молодым везде у нас шоссе и автострады, а все мечты становятся явью ровно через полчаса после возникновения...»

О святое голубиное колдовство! Шел парень прямо и хотел стать слесарем-водопроводчиком, а стал простым победителем стихий. Шел парень налево и хотел стать комбайнером, а стал простым преобразователем природы. Шел парень направо и хотел стать каменщиком, а стал простым творцом человеческого уюта.

А ангелы-серафимы машут крыльями:

- Вперед, творцы-молодцы, без страха и главным образом без сомнений! И возникают декларации:

- Моя мечта - стать победителем стихий.

- Мечтаю стать преобразователем природы!

А кем именно? Агрономом? Гидростроителем? Врачом? Парикмахером?

- Не столь важно! Сказано - преобразователем!

- А меня, например, сызмальства в творцы тянет. Очень мне желательно стать творцом. Творить, стало быть, то да се...

- Но и творцы делятся на подразделения! Архитектор - творец, писатель - творец, плотник - творец...

- Не имеет значения. Валяй кулём, потом разберем,

Вот чего наделали безответственные ангелы-хранители легкомыслия.

А жизнь, между прочим, подробна. Она, конечно, представляет собою поприще для сплошной романтики, но ведь и конфликтов в ней тоже будь здоров сколько. И конфликты эти не так уж кинематографичны, как их стараются подать неискушенным голубям ангелы и серафимы.

Жизнь нельзя строить «вообще», так сказать, огулом. Она строится и «в частности». Она состоит из вполне конкретных случаев. Какой-то веселый пессимист сказал, что жизнь прекрасна в каждом отдельном случае и ужасна в каждом отдельном случае. Вообще-то она прекрасная штука, но в частности может не разобраться и дать пинка. Не потому ли, что нас много, а она одна. Она может даже наплевать на отдельную личность. Но если отдельная личность вздумает наплевать на нее, жизнь этого даже не заметит. Тут явно неравные условия.

И это нужно усвоить и относиться к жизни с уважением.

Конечно, все мечты сбываются, и молодым везде у нас дорога, но при этом необходимо уяснить две вещи: во-первых, сбываются мечты, а не вздорные капризы, а во-вторых, по дороге нужно идти, или, говоря научным языком, топать ножками.

И пока ангелы-серафимы воркуют свое голубиное слово, я хочу сказать без всяких обиняков:

- Милые голуби! Романтика - это только название прекрасной жизни. А сама прекрасная жизнь достигается при помощи сугубо индивидуальных стремлений. И если эти стремления несерьезны, ничего, кроме названия, вы не получите. Это мама вам простит, потому что она мама. И, может быть, комсомольский комитет вам простит. А жизнь вам не простит,  не простит. Ей не перед кем отчитываться.

Вас у нее много-много. И у нее работы до черта. Вот как обстоят дела, милые голуби. И никакие заклинания здесь ни при чем.

Писателем становится не тот, у кого есть красивая авторучка, а тот, кто может работать и некрасивым карандашом. Врачом становится не тот, кто может заставить себя не бояться морга, а тот, для которого морг - лаборатория, чтобы лечить живых. Агрономом становится не тот, кому до зарезу нужен диплом, а тот, для кого земля и все сущее на ней - поэма...

И тогда никакой черт, существующий для конфликтов, не остановит вашего колеса, Более того, вы будете скучать без этого черта и гнать в шею ангелов. Потому что, если все так легко и просто, как повествуют ангелы,- стоит ли вообще кипятиться и махать руками!

Вот какая получается романтика.

Но о романтике - в другой раз...

Журнал «Юность» № 9 1963 г.

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Trackback(0)
Comments (0)Add Comment

Write comment

security code
Write the displayed characters


busy
 

При использовании материалов - активная ссылка на сайт http://go-way.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 http://go-way.ru/

.
Designed by Light Knowledge