Главная У жен декабристов тоже был выбор

Ваш IP адрес:

54.198.246.116

 

У жен декабристов тоже был выбор Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
29.01.2012 08:30

Светлана Кайдаш

Вот и еще одна книга о декабристках легла на стол перед читателем (Э. А. Павлюченко «В добровольном изгнании. О женах и сестрах декабристов». «Наука», М, 1976), что дает возможность еще раз подумать об этих замечательных женщинах, оценить значение их подвига.

В ночь казни пятерых декабристов императрица записала в своем дневнике, что «все прошло без каких-либо беспорядков», что ее царствующий супруг «бедный Николай так много перестрадал за эти дни» и что «жены высылаемых намерены следовать за своими мужьями в Нерчинск». Это первое известие о решимости жен отправляемых на каторгу декабристов разделить судьбу своих мужей.

Время стирает следы возможного - в прошлом - выбора. Нам всегда кажется, что все в истории могло случиться только так, как это случилось. Но нет чувства более обманного. Выбор есть всегда. Был он и у жен декабристов, и не все распорядились свободой этого выбора одинаково. Некоторые воспользовались разрешением императора считать себя вольными от обязательств перед своими «преступными супругами» и вышли во второй раз замуж при живых, сосланных в Сибирь мужьях. Так, увы, поступили жены декабристов В. Лихарева, П. Фаленберга, Иосифа Поджио.

К тому же жестокий и утонченный лицемер царь Николай знал, как трудно матери расстаться со своими детьми, и потому запретил женам, намеревавшимся ехать за мужьями-декабристами, взять детей с собой. Муж или дети - вот еще какой трагический выбор должна была сделать каждая из них. Мария Волконская оставила на родственников сына, Александра Муравьева - сына и двух дочерей, Александра Давыдова - шестерых детей, Полина Гебль - дочь, Наталья Фонвизина - двух сыновей, Анна Розен - сына, Мария Юшневская - дочь... Долг перед своими ссыльными мужьями они поставили превыше всего.

Их было одиннадцать: девять русских женщин-Екатерина Трубецкая, Александра Муравьева, Наталья Фонвизина, Мария Волконская, Елизавета Нарышкина, Анна Розен, Александра Давыдова, Мария Юшневская, Александра Ентальцева, и две француженки - дочь гувернантки Камилла Ледантю и модистка из модного магазина Полина Гебль,- добившиеся от царя специального разрешения приехать в Сибирь обвенчаться со своими закованными в кандалы женихами - Ивашевым и Анненковым.

Выбирали, впрочем, не только жены, но и сестры, матери, друзья. Ничем не помогла, например, единственному сыну богатая Анненкова.

Зато не только своих сыновей, но всю декабристскую колонию обеспечивала всем необходимым мать братьев Муравьевых. Сестра Волконского присвоила себе значительную часть состояния сосланного брата. Но сестра Лунина с риском для себя хранила антиправительственные рукописи его, присланные ей из Сибири. Сестры Бестужевы вслед за женами декабристов приехали к братьям в ссылку. То же сделали сестра и мать К. Торсона.

О каждой из этих замечательных женщин можно было бы, наверное, написать книгу. Но история, в общем, прихотлива и по-своему распоряжается памятью о прошедшем. Некрасов в поэме «Русские женщины» поставил свой поэтический памятник Трубецкой и Волконской.

О Полине Гебль-Анненковой написал роман «Записки учителя фехтования» знаменитый А. Дюма, хотя, по выражению Достоевского, не столько написал, сколько «перековеркал». Роман этот, однако, был запрещен в царской России и опубликован лишь после революции.

Только Полина Анненкова и Мария Волконская оставили свои «Записки». Об остальных женах декабристов мы знаем несравненно меньше, и это досадно.

Познакомившись с самой, вероятно, скромной из них - Александрой Давыдовой, композитор П. И. Чайковский (он узнал ее уже в старости, по возвращении Давыдовой из ссылки) писал, что она «одно из тех редких проявлений человеческого совершенства, которое с лихвой вознаграждает за многие разочарования».

Различными были судьбы этих замечательных женщин до Сибири, по-разному сложилась жизнь в тюрьме, в Петровском заводе и потом в многолетней ссылке. Александра Муравьева, Екатерина Трубецкая, Камилла Ивашева похоронены в сибирской земле. Давыдова, Ентальцева, Юшневская вернулись на родину вдовами. По словам Достоевского, эти «великие страдалицы» «всем пожертвовали для высочайшего нравственного долга, самого свободного долга, какой только может быть».

Книга Э. Павлюченко и рассказывает об их жизненном подвиге, о благородных и трудных судьбах. Вышедшая почти одновременно с другой хорошей книжкой о декабристках Марка Сергеева (издательство «Молодая гвардия»), научно-популярная работа Э. Павлюченко представляет свод бережно собранных известий о каждой из них, дает достоверные биографические портреты. Особо следует упомянуть об архивных материалах, письмах, в ряде случаев впервые опубликованных Э. Павлюченко. Все это заметно усиливает притягательность работы, написанной к тому же вполне доступно для широкого круга читателей, в том числе и молодых, интересующихся страницами отечественной истории.

Журнал «Юность» № 11 ноябрь 1976 г.

Литературная страница

Trackback(0)
Comments (0)Add Comment

Write comment

security code
Write the displayed characters


busy
 

При использовании материалов - активная ссылка на сайт http://go-way.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 http://go-way.ru/

.
Designed by Light Knowledge