Главная Голубой марлин

Ваш IP адрес:

54.80.10.30

 

Голубой марлин Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
17.06.2012 16:20

Идут дни, недели. И каждый день приносит что-нибудь интересное. Однажды мы увидели в океане большую морскую черепаху. Она проплыла около самого борта судна, взглянула на нас своими выпуклыми подслеповатыми глазами и, показав на мгновение выпуклый блестящий панцирь, нырнула в глубину.

В северо-западной части Гвинейского залива мы любовались «португальскими корабликами». Так называются очень опасные для человека небольшие морские животные - сифонофоры. Выставив из воды свои яркие, окрашенные в фиолетовый и пурпурный цвет паруса-пузыри, они, флотилия за флотилией, проносятся мимо.

Животные так красивы, что хочется подцепить их сачком и взять в руки. Но этого делать нельзя: под надутым газами пузырем сифонофоры находится пучок так называемых «арканчиков», длинных, вооруженных особыми «стрекательными» клетками щупалец. Стоит дотронуться до одного из них - и тысячи мельчайших ядовитых стрелок, выстреленных клетками, вонзятся в руку, причиняя человеку мучительную, долго не проходящую боль. При особо тяжелых случаях «залп» ядовитых стрелок может надолго уложить любопытного в постель и даже вызвать смерть.

От каждого нового яруга я ожидаю чего-нибудь необычного. В душе я мечтаю, что мне повезет так же, как мисс Латимер.

...Эта удивительная история произошла накануне второй мировом войны и на длительное время не на шутку взволновала умы ученых всей нашей планеты. В руки мисс Латимер, хранительницы маленького краеведческого музея на юге Африки, попала странная, совершенно необычная на вид рыба: короткая, широкая, покрытая твердой роговой чешуей и с плавниками, более похожими на конечности сухопутного животного, нежели на рыбьи плавники.

Диковинной рыбой заинтересовался ученый-ихтиолог Д. Смит.

И вскоре телеграфные агентства разнесли потрясающую весть: пойманная рыба... вымерла триста миллионов лет назад! Рыбу, по имени дотоле безвестной дамы, окрестили в «латимерию», но у нее было и другое, латинское название - «целакант». Под этим именем рыба фигурировала в учебниках как давно исчезнувшее с лица земли существо.

Впоследствии удалось поймать еще несколько экземпляров целакантов. Жители Коморских островов, находящихся у юго-восточного побережья Черного материка, иногда ловили их в сети и твердой шкурой зачищали проколы на велосипедных камерах. «Старина на четырех лапах» - называли они целакантов, не подозревая, какую ценность держат в руках...

Я тоже мечтаю поймать цела... - какую-нибудь неизвестную ученым рыбу, она очень бы украсила музей, для которого я собираю коллекцию.

Вот почему я очень придирчиво изучаю каждую рыбу, пойманную на ярус. Но увы!.. Целаканта нет... Я не теряю надежды. Ее все время подогревает во мне Жаров. Он хлопает меня по плечу и ободряюще говорит:

- Кто ищет, тот всегда найдет!

И я жду: ведь всякое бывает!

Однажды мое терпение было вознаграждено: мы поймали очень редкую рыбу - длинную, узкую, серебристую, с штыкообразной верхней челюстью. Это копьерыл, единственный экземпляр в нашей стране, а может, и в Европе, владельцем которого стал музей Атлантического научно-исследовательского института.

Потом океан сделал новый подарок: из морской глубины мы вытащили бронзово-голубую, зубастую, змеевидную макрель. Она так редко встречается в коллекциях музеев, что во время плавания на плоту «Кон-Тики» знаменитый норвежец Тур Хейердал, поймав ее, считал себя единственным в мире обладателем этого животного.

Не успело нас покинуть приподнятое настроение после поимки макрели, как один из матросов снял с яруса большую рыбью голову: тело было начисто съедено акулами. Когда мы рассмотрели ее, то пришли в отчаяние: ненасытные твари сожрали совершенно незнакомую, не описанную в определителях рыбу.

В отчаянии я рассматривал голову - плоскую, крутолобую, покрытую крупной чешуей, с большущими глазами и ртом, полным зубов. Да, все давало основание полагать, что это одна из очень редких глубоководных рыб. И на нее, на это ценнейшее для нас существо, у акул разинулась пасть! Это было тем более обидным, что на соседнем крючке бился совершенно целенький жирный тунец. Ничего не оставалось другого, как заформалинить лишь то, что осталось,- объеденную голову с испуганно разинутым ртом и ввалившимися от ужаса глазами...

После этого случая я стал мечтать о том, чтобы мы смогли поймать голубого марлина. Живет в открытых просторах океана этакая большущая, сильная рыба. Марлину не страшны громадные расстояния: его метровый хвостовой плавник способен многие часы подряд с большой скоростью мчать ярко-синее веретенообразное тело вперед. Марлину не страшны акулы: острый, крепкий, как бивень, нос защитит рыбу от любого морского хищника.

Мы выловили много тонн акул и тунцов. Но, к моему разочарованию, марлины не попадались. Тогда я вспомнил старую рыбацкую примету и, помогая наживлять тунцеловные крючки, плюнул на наживку, пробормотав: «Ловись марлин, большой и маленький!» Но марлин не попался: крючков с сурдинками было больше тысячи, и, конечно, марлин просто не нашел «заговоренную» мной рыбку. Тогда на другой день, пользуясь утренним сумраком, я плюнул в корзинку с сардиной и заговорил всю наживку.

И вот однажды, когда выборка одного из очередных ярусов уже подходила к концу, кто-то в фиолетовой глубине дернул с такой силой, что капроновая хребетина, способная выдержать несколько тонн груза, соскочила с ярусо-подъемника, натянулась и загудела, как струпа.

Бригадир чертыхнулся и с тревогой посмотрел за борт. Там, под днищем теплохода, ворочалось большущее животное. Метр за метром мы подтаскивали марлина к теплоходу, и, наконец, запутавшись в поводцах, он всплыл: пятиметровая, ярко-синяя, в темных полосах рыбина.

Марлин вращал глазами величиной с чашку, грозил нам своим шиповатым носом-бивнем и разевал громадную пасть. Один из матросов сунул в нее багор, зацепил за челюсть, и все, кто был на палубе, схватившись за канат, перекинутый через блок, повисли на нем. Но нам явно не хватало сил: как только голова рыбы показалась над планширом, дело застопорилось. Тогда из рубки спустился капитан, из машины появился испачканный солидолом старший механик, а из камбуза - пахнувший пирожками кок.

Мы поднатужились и, выжав из себя все силы, приподняли рыбу еще метра на два. И наступило равновесие: на багре неподвижно висел марлин, а на канате двенадцать напрягшихся, покрасневших от натуги тунцеловов. Не хватало совсем маленького усилия, нужна была та сказочная мышка, что помогла героям сказки вытащить из грядки гигантскую репку. И в этот момент на палубу выскочил юный член экипажа нашего судна - матрос Славка. Он был такой худощавый и хлипковатый, что все боялись, как бы во время шторма ветер не сдул его в океан.

Но слаб он был лишь внешне. И это он блестяще доказал: вцепившись в самый кончик каната, он пискнул тонким голосом:

- А ну, парни, взяли!..

Парни «взяли» и при помощи Славки выдернули марлина из океана.

Я похлопал марлина по тугому животу, подумав: «Вот я тебя и поймал». И мне было нисколько не совестно присваивать себе общественный труд: ведь заговорил-то наживку я!..

Журнал «Юность» № 10 октябрь 1963 г.

 

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

За тунцами к экватору

Trackback(0)
Comments (0)Add Comment

Write comment

security code
Write the displayed characters


busy
 

При использовании материалов - активная ссылка на сайт http://go-way.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 http://go-way.ru/

.
Designed by Light Knowledge