Главная Путешествие по алжирской Сахаре

Ваш IP адрес:

54.162.154.91

 

Путешествие по алжирской Сахаре Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
01.06.2015 19:44

Из столицы Алжирской Народной Демократической Республики прямо на юг уходит превосходная шоссейная дорога, по которой за один день нетрудно добраться до Сахары. Но туда же можно отправиться и в объезд через восточные районы страны. Мы выбрали этот второй путь.

Восточное шоссе приводит в пустыню через живописное горное ущелье, которое считается «воротами в Сахару».

Путешественник прощается здесь с северным Алжиром, где он видел море, где цвели сады и зеленели леса, где выпадали дожди и зимой иногда шел снег, и въезжает в «великую пустыню» - так называли Сахару средневековые географы. Она действительно огромна - по своей протяженности Сахара равна всей Европе, а ее площадь превышает 7 000 000 квадратных километров, из которых около 2 000 000 находится в Алжире. Там и до сих пор существуют громадные пространства, где еще никогда не ступала нога человека, где царят солнечный зной и мертвая тишина.

Название ущелья, Эль-Кантара, по-арабски означает «мост». Мост был здесь построен еще в начале нашей эры, когда хозяевами Северной Африки были римляне; он как бы подтверждал, что римские легионы дошли до Сахары. В 1830 году прибрежные районы Алжира были захвачены французской экспедиционной армией. Но для продвижения в глубь страны колонизаторы нуждались в хороших дорогах. Тогда-то, при императоре Наполеоне III, древний мост был отремонтирован, и сейчас он, прочный, каменный, снова перекинут через ущелье над горной речкой.

Текущая под мостом речка немноговодна. Тем не менее, воды в ней оказалось достаточно, чтобы превратить ее долину в пригодный для обработки участок. Рядом с домами небольшой деревни были возделаны огородные грядки, росли фруктовые деревья и финиковые пальмы. Эти пальмы встречаются и на севере страны, но там их высаживают просто как декоративные растения, так как плоды на них не успевают созревать. В Сахаре же финиковая пальма занимает совершенно особое место. Пальма лучше всех иных культурных растений приспособилась к условиям пустыни. Она может расти на песке и переносить огромные колебания сахарской температуры: от +50°С до - 10°С. Каждая пальма в зависимости от сорта, возраста и урожайности дает в год от сорока до шестидесяти килограммов фиников и плодоносит примерно в течение шестидесяти лет.

Финиковую пальму недаром называют хлебом Сахары. Жители пустыни и сами в основном питаются финиками и продают их. Косточки фиников крестьянин дробит и кормит ими животных. Ствол старой пальмы служит ему материалом для поделок и топливом, из листьев он плетет корзины, а из волокон вьет веревки. Кроме того, в тени под пальмами он может разбить огород, посеять ячмень и посадить фруктовые деревья.

О Сахаре сейчас написано немало книг, и тем не менее это слово все еще часто связывается с представлением о необитаемой пустыне, о море раскаленных песков и полном отсутствии воды. Однако Сахара - это не только бескрайние пески. Пустынные пейзажи оказываются достаточно разнообразными, они меняются по мере того, как дорога уходит все дальше в глубь Сахары. После Эль-Кантары справа и слева некоторое время еще громоздятся горы. Постепенно они отступают все дальше от дороги, а одинокие скалы принимают причудливые формы башен и средневековых замков. Потом каменистую, покрытую жесткой колючей растительностью равнину лишь время от времени разнообразят невысокие холмы.

Есть в Сахаре и золотые песчаные дюны, и долины высохших рек, и даже полные воды озера, а далеко на юге высятся скалы горного массива Хоггар, которые нередко сравнивают с картинами лунного пейзажа. В самом сердце этой громадной пустыни, на древних караванных путях, уже много столетий назад возникли города со своими храмами, школами, библиотеками. Здесь, в оазисах, люди издавна обрабатывали землю и выращивали финики, занимались торговлей и не сторонились знания. Теперь они вместе со всей страной, завоевавшей свою независимость в семилетней кровопролитной борьбе против французского колониализма, приобщаются к новой жизни. Словом, Сахара представляет собой неисчерпаемый источник для удивления и познания. Одних она может восхищать, у других вызывать чувство опасения и страха, но бесспорно
одно - Сахара никого не может оставить равнодушным!

... Первый город на нашем пути - Бискра. Чем ближе к городу, тем оживленнее становится движение на шоссе. Появляются отдельные дома, которые скрываются за высокими стенами дворов и прячутся в тени пальм. Постепенно они выстраиваются в улицы, и мы въезжаем в Бискру - один из самых древних и больших городов северной Сахары.

Бискра! По-восточному шумный и пестрый город. Его самое оживленное место - базар. Почти вся площадь занята ящиками, наклонно поставленными один на другой. Они держатся, как будто на мольберте и обращены к покупателю сложенными в них овощами и фруктами. Здесь и желтые лимоны, и синие баклажаны, и красные помидоры, но больше всего апельсинов. Сбоку от каждой выставки на перевернутом ящике стоят весы, а рядом с ними - хозяин.

На базар привозят свои изделия ремесленники. Особенно хороши циновки, разные горшочки и сосуды для хранения сухих продуктов, искусно сплетенные из степной травы альфы. Рядом можно купить толстый ковер, который соткан руками женщин из овечьей шерсти, окрашенной в ярчайшие цвета.

От базарной площади расходятся улицы. По ним идут пешком и едут на автомобилях, велосипедах, ослах. Тому, кто сидит за рулем, пожалуй, труднее всего. Толпа постоянно движется и вовсе не торопится уступать дорогу. Поднятая множеством ног и колес пыль целый день висит в воздухе.

В центре города улицы покрыты асфальтом, а пыльная духота освежается прохладой скверов и бульваров. Здесь же располагаются все общественные учреждения: мэрия, кинотеатр, больница, гостиницы. Много маленьких магазинов; тут они чище, но и цены в них выше, а покупателей заметно меньше.

... После Бискры местность становится более однообразной. По обе стороны от дороги долго тянется бескрайняя равнина. Глаз уже начинает привыкать к желтым и серым тонам окружающего пейзажа, когда вдали показывается темная полоска леса, обещающего желанную прохладу. Но это же пустыня! Подъехав ближе, мы увидели большую пальмовую плантацию. Рядом с ней шло строительство. Уже были возведены стены производственных корпусов, проложены трубы для подвода воды. Это строился комбинат по обработке и консервированию фиников, которые раньше вывозились во Францию в качестве сырья. Теперь их обрабатывают у себя в стране и экспортируют на заграничные рынки. В Алжире уже действует семь финиковых заводов и пять из них - в самой Сахаре, в ее оазисах.

Откуда же берут в Сахаре воду, столь необходимую и для сельского хозяйства, и для зарождающейся промышленности? Ведь мы привыкли думать о пустыне, как о безводном пространстве, где растительность появляется на очень короткое время весной, чтобы затем снова исчезнуть на целый год. Нет в Сахаре и рек в нашем понимании, а есть уэды. Это арабское слово обычно означает сухое русло. У уэда нет ни начала, то есть источника, питающего реку, ни устья, через которое она впадает в озеро или море.

В некоторых уэдах на памяти людей ни разу не было ни капли воды. Другие после дождей ненадолго наполняются водой. Тогда она бурным потоком несется по сухому руслу, сметая все на своем пути. Достигнув самого низкого места, вода заливает иногда десятки гектаров, образуя озера и вызывая порою настоящие наводнения. Говорят, что в Сахаре утонуло больше людей, чем погибло от жажды. Но вот проходит несколько дней, часть воды испаряется, часть просачивается в почву, озеро сокращается в размерах, а через неделю-другую местность принимает свой прежний вид.

И все же воду в Сахару приносят не только редкие дожди. Там есть источники, которые очень ценятся жителями пустыни. Они питаются из подземных водоносных слоев и сохраняют воду в течение всего года. Проведенные в недавнее время геологоразведочные работы показали, что только под алжирской Сахарой простирается подземный бассейн грунтовых вод площадью около 600 000 квадратных километров. В подземных слоях, расположенных на различной глубине, содержатся миллиарды кубических метров воды.

Установлено, что эта вода собирается под землей, стекая с окаймляющих Сахару на севере и северо-западе горных цепей Атласа. Жители оазисов до сих пор использовали лишь самую незначительную часть этих запасов.

В тех местах, где можно было добраться до воды, люди в прежние времена рыли колодцы. Больше других ценились артезианские колодцы, вода из которых поднимается наверх под собственным давлением. Жители Сахары считали такой колодец настоящим чудом. Не все могли заниматься рытьем колодцев, а только специальные люди, они назывались гаттасинами. Рытье колодца было сопряжено с большим риском. Его стенки могли обрушиться и завалить работающего. С другой стороны, ему грозила опасность утонуть в шахте вырытого им же колодца, если вода из подземного водоносного слоя начнет бить раньше, чем он ожидал.

Чистить колодец от песка и камней было таким же опасным занятием. Ведь глубина колодцев достигала иногда тридцати, а то и пятидесяти метров! Гаттасин брал корзину и нырял в колодец. Некоторые путешественники свидетельствуют, что он оставался под водой три, иногда пять минут, наполняя свою корзину песком и галькой. Этот рискованный маневр он повторял по шесть-восемь раз в день и поднимался из колодца совершенно обессиленный.

Теперь воду в Сахаре ищут гидрогеологи. Обнаружив места залегания водоносных слоев, они берут пробы воды и отправляют их на анализ. В лабораториях устанавливают, годна ли эта вода для питья и полива посевов. Это необходимо делать потому, что вода в Сахаре насыщена минеральными примесями и нередко бывает чересчур соленой. В таких случаях ею нельзя пользоваться даже для орошения, так как она губит корни растений.

По соглашению, заключенному между нашей страной и Алжирской республикой, советские специалисты пришли на помощь жителям Сахары. Они ищут воду, бурят и оборудуют скважины для получения воды, проектируют сети орошения на пальмовых плантациях.

Пуск скважины каждый раз превращается для жителей Сахары в настоящий праздник. Уже задолго до этого события кочевники-бедуины разбивают рядом с ней свои полосатые палатки. Жизнь приучила их ценить каждую каплю воды, а теперь им собственными глазами доведется увидеть, как она сильной струей хлынет из устья скважины. Бедуины не проявляют ни суеты, ни нетерпения - этому научило их суровое существование в пустыне. Около палаток играют смуглые ребятишки, чуть подальше щиплют колючки надменные верблюды, спешит рысцой трудолюбивый ослик. По бокам у него подвешены два бочонка, с которыми хозяин отправляется за водой для всей семьи.

Промелькнет такая картина в стороне от дороги, и снова тянется бескрайняя равнина. Лишь асфальтированное шоссе нарушает ее сходство с морем, где никто не прокладывает дорог.

Недра Сахары богаты не только водой, но и нефтью. Хасси-Месауд - так называется место, где ведется основная добыча нефти в алжирской Сахаре. По-арабски это название означает «колодец Месауда», а имя Месауд переводится как «счастливый». И действительно, счастливы были те караваны, которые добирались до этого колодца, проделав более ста километров по раскаленной пустыне от ближайшего к нему оазиса Уаргла. Но в XX веке, когда там была найдена нефть, он оказался «счастливым колодцем» для целой страны - Алжира.

Добыча нефти в Хасси-Месауде началась в 1956 году. Вплоть до 1968 года ее производила французская нефтяная компания, но теперь алжирское правительство постепенно национализирует нефтяные промыслы и создает государственные компании по добыче и транспортировке нефти и газа.

В настоящее время запасы нефти в Хасси-Месауде исчисляются в три миллиарда тонн, они ставят это месторождение в число десяти богатейших в мире. В 1964 году Хасси-Месауд дал 7,3 миллиона тонн нефти, то есть почти '/4 часть всей добычи нефти в Алжире.

Прежний «колодец Месауда» превратился теперь в настоящий городок нефтяников. Там работает несколько сот человек, они живут в стандартных домиках с кондиционированным воздухом. В поселке есть кинозал, плавательный бассейн. С севера привезли и посадили деревья, разбив здесь искусственный оазис. Деревья и траву постоянно поливают водой из пробуренной скважины, выкачивая ее из мощного подземного резервуара с глубины в полторы тысячи метров. Температура этой воды достигает 63° тепла, поэтому ее предварительно охлаждают в специальном сооружении - градирне.

Бегут через пустыню к Средиземному морю трубы нефтепроводов. Там, в портах, нефть поступает на нефтеперегонные заводы или заливается в трюмы танкеров. Сейчас нефть является главной статьей алжирского экспорта.

... Миновав уже в сумерках еще один город в пустыне — Туггурт, — мы поздним вечером приехали в административный центр алжирской Сахары, Уарглу. Несмотря на то, что ее улицы были освещены, а на небе сияли яркие звезды, темень стояла непроглядная. Так и не удалось нам ничего увидеть, а знакомство с городом пришлось отложить до утра.

Уезжая через полгода из Уарглы, мы покидали уже не тот город, что застали вначале. Древняя Уаргла менялась у нас на глазах. Старый город еще жил в узких, тесных улочках, в сумрачных аркадах и крытых переходах, куда и южное солнце пробивается с трудом. Там нигде не растет ни куста, ни дерева, только глухие глиняные стены домов скрывают от посторонних взглядов жизнь арабской семьи.

Улицы старого города ведут к базару. Над всей площадью господствует высокий, одетый в леса, минарет новой мечети. Этот минарет строился очень долго, и нам так и не довелось увидеть его в законченном виде. Сами местные жители, посмеиваясь, открыли нам истинную причину, которая оказалась в том, что тщеславные уарглинцы решили построить у себя самый высокий минарет в Сахаре. Но так как деньги у них были не всегда, то строительство задерживалось в ожидании новых пожертвований...

Вокруг базарной площади разместились лавочки. Через открытые двери на прилавках видны чайники, кастрюли, на полках — пачки стирального порошка и куски мыла. В крытой галерее с арками, защищающей от жгучего солнца, расположились небольшие магазины, где можно купить все что угодно — от сувениров и одежды до радиоприемников и электрических приборов.

У стен мясных лавок идет торговля фруктами и овощами. Они либо уложены в ящики, либо свалены просто на земле. Грудами лежат апельсины, мандарины, лимоны, картошка, висят связки лука, аккуратно разложены букеты петрушки. Тут же в деревянных клетках сидят привезенные на продажу куры и петухи. Простой навес из циновок, натянутый на воткнутые в землю палки, скрывает продавцов и их товар от солнца. Почти все эти овощи и фрукты привезены с севера страны. Свои здесь только финики, которые в большом количестве появляются на базаре осенью после сбора урожая.

В древности Уаргла была окружена крепостной стеной, остатки которой кое-где сохранились и до наших дней. Попасть в город можно было только через ворота, на ночь их запирали, чтобы избежать внезапного вражеского нападения. По старой привычке эти деревянные двухстворчатые ворота все еще продолжают запирать, хотя под ними свободно пролезает мальчик лет двенадцати, а при желании и взрослый человек. Надобности в крепостной стене и воротах больше нет: вокруг древнего города сейчас все спокойно, и рядом с ним растет новая Уаргла.

В городе ведутся большие работы по благоустройству. Расширяются и асфальтируются центральные улицы, все меньше остается старых кварталов.

Бульдозеры сносят ветхие постройки и разгребают оставшиеся после них груды мусора. При нас реконструировали одну из площадей в центре города.

Для этого пришлось сломать торговые ряды на улице, которая вела на базар. В задних помещениях этих лавок жили их владельцы. Когда были обрушены наружные стены, внутри стали видны темные, тесные помещения с низкими потолками. Тут же один из прежних жильцов квартала грузил домашние вещи на двухколесную тележку, запряженную ослом. Он перевозил семью в новый дом.

Строительство новых кварталов идет в нескольких районах вокруг города. Дома в них рассчитаны на одну или две семьи, с отдельным двором для каждой семьи, где можно разбить небольшой огород. Наконец-то и у детей появилось место, чтобы поиграть и побегать на просторе.

С шести лет дети начинают учиться в школе. По утрам, идя на работу, отцы провожают маленьких школьников с ранцами за спиной. Школьной формы нет, но у девочек принято ходить на занятия в розовых и голубых халатиках, надетых на платье.

Сахара просыпается рано, особенно летом. В шесть-семь часов утра все уже за работой. На базаре с рассвета идет торговля, один за другим открываются магазины. По шоссе в город неспешно шагают вереницы верблюдов. Уздечка одного верблюда привязана к грузу впереди идущего, а самого первого верблюда ведет хозяин. Каждый верблюд — в цепочке их обычно три-четыре — несет по две вязанки сухих, колючих веток. Это топливо везут в город на продажу и торгуют им в одном определенном месте. Хозяин ждет покупателя, а верблюды со своим грузом лежат на земле. Когда дрова проданы, хозяин поднимает верблюдов, они доставляют вязанки покупателю, а затем той же неторопливой цепочкой уходят в пустыню.

Уаргла со всех сторон окружена пальмовыми плантациями, которые кое-где располагаются и в самом городе. В первый день Нового года мы решили погулять в одной такой роще. Вместо покрытых снегом елок нас встретили высокие стройные пальмы, ветки которых шелестели под безоблачным южным небом. Внизу, в тени деревьев, зеленела изумрудная трава. Журчала вода в оросительных каналах, рассекавших плантацию на участки.

Через рощу проложены две дороги. Шоссейная дорога построена недавно, по ней время от времени идут машины, главным образом грузовики. Они доставляют в Сахару все то, что необходимо для жизни. Это и продовольствие, и промышленные товары, и строительные материалы, а также книги, которые очень быстро раскупаются в книжных магазинах.

Мы выбираем старую грунтовую дорогу. Внезапно впереди блеснула вода. Очень скоро мы выходим к огромному озеру, через которое проложена широкая дамба. На песчаных берегах кое-где растут кусты и деревья.

Однако озеро не кажется глубоким, почти у самой его поверхности колышутся густые заросли водорослей. Это озеро — одна из причуд сахарской природы, хотя оно и искусственного происхождения.

Арабская пословица говорит: «Ноги пальмы должны быть в воде, а голова — в огне». Это значит, что для созревания фиников требуется много тепла и воды. О тепле заботится жаркое сахарское солнце, а уж забота о воде падает на человека. Оказывается, однако, что воду нужно подводить не только для полива деревьев. Подаваемая для орошения вода неизбежно испаряется и оставляет на поверхности всю ту соль, которая была в ней растворена. С течением времени слой соли все растет, почва засоляется, и пальмы на ней гибнут. Чтобы избежать этого, требуется промывать почву водой, которая
удаляла бы с плантации скапливающуюся там соль. Для стока этой воды роют канавы, которые выводят ее в более низкое место. В Уаргле такие воды в течение столетий стекали в большую естественную впадину, заполнив постепенно площадь в четыреста гектаров. Эта вода уже больше не годится ни для питья, ни для полива.

Сахарская зима нам, северянам, вовсе не кажется зимой. Хотя в самые холодные ночи января температура опускается к нулю, зато днем ртутный столбик бодро ползет наверх. Несчастье заключается лишь в том, что жилища в Сахаре не приспособлены для защиты даже от подобной зимы. В каменных домах, с каменными полами лучше спасаться от жары и зноя, чем от холода. Через щели в дверях и окнах дует ветер, отопления нет, немного согреться можно разве что рядом с газовой или мазутной печкой, но и такие печки пока еще доступны не всем. Труднее всего приходится зимой в Сахаре кочевникам.

Круглый год живут они в своих палатках. Если выдается суровая зима, тем более со снегопадами, как это было в 1967 году, она приносит им массу бед.

Мерзнут и болеют люди, особенно босоногие ребятишки и слабые старики, гибнут под снежными заносами овцы. Кое-кому, возможно, покажется странным, что в Сахаре люди в течение года больше страдают от холода, чем от жары. Есть, однако, немалая доля правды в арабской поговорке, которая гласит, что Сахара — это холодное место, где очень часто бывает жарко.

Но вот приходит лето. Хорошо бы теперь вернуть назад зимнюю «стужу», да не тут-то было! Уже 28 апреля термометр показал в тени +45°С. Без очень большой необходимости днем на улицу не выходит никто. Чтобы горячий воздух не проникал в помещения, в домах закрыты все окна и двери.

В самые жаркие часы дня — с двенадцати до четырех — жизнь в городе замирает. Прекращается работа, закрываются магазины, все пережидают зной дома. Лишь во второй половине дня город постепенно оживает, возобновляется работа, появляются прохожие. Вечером на улицах людно, горожане надеются отдохнуть здесь от дневной духоты, застать дуновение ветерка. Целые семьи устраиваются ночевать прямо на песке, неподалеку от дороги, а то и просто на тротуаре, в ожидании желанной прохлады.

Зато как ценится здесь возможность искупаться в бассейне! В Уаргле действуют три бассейна, принадлежащие разным организациям. Эти бассейны наполняются водой из скважин. Чистая, голубоватая, она прекрасно освежает после раскаленного воздуха и даже заставляет на время забыть об окружающей нас пустыне.

Однако Сахара любит напоминать о себе неожиданно и круто. Правда, воздух еще чист и спокоен, но в нем уже разливается какая-то странная тяжесть. Постепенно небо на горизонте начинает розоветь, потом принимает фиолетовый оттенок. Это где-то далеко ветер поднял и гонит красные пески пустыни. Они все ближе, и вот уже мутное солнце едва пробивается сквозь быстро несущиеся песчаные тучи. Становится трудно дышать, кажется, что песок вытеснил собою воздух и заполнил все пространство. Ураганный ветер мчится иногда со скоростью, превышающей сто километров в час. Песок обжигает, душит, сбивает с ног. Такая буря длится порою несколько суток, и горе тому, кого она застала в пути.

Но если в Сахаре стоит тихая погода и небо не закрыто поднятой ветром песчаной пылью, трудно найти более красивое зрелище, чем закат солнца в пустыне. Краски на небе в лучах заходящего солнца многоцветны и каждый раз поражают новым сочетанием. Здесь и кроваво-красный, и розово-перламутровый, незаметно сливающийся с нежно-голубым цветом вечернего неба. Все это громоздится на горизонте в несколько этажей, горит и сверкает причудливыми, сказочными формами и постепенно гаснет. Тогда почти мгновенно наступает черная ночь, темноту которой не в силах рассеять яркие южные звезды.

Ритм новой жизни чувствуется в Уаргле не только в благоустройстве города и в жилищном строительстве. Разработан и уже осуществляется план закладки вокруг Уарглы крупных пальмовых плантаций для выращивания фиников на основе производственных кооперативов, в которые объединяются мелкие землевладельцы.

Выбирая участок для такой плантации, прежде всего, определяют, есть ли в его подземных слоях вода, пригодная для питья и полива растений. Затем бурят скважину, проектируют и оборудуют оросительную сеть. Подобная система обеспечивает богатейшие возможности освоения пустынных земель.

Однажды мы побывали на строительстве нового сельскохозяйственного комплекса в Сахаре. Свернув с шоссе, машина пошла по песку — и вдруг среди голой пустыни мы увидели стройку. Огромная площадь уже была оборудована цементными желобами различного диаметра. По ним в скором времени потечет вода на участки, где будут высажены молодые отростки пальм — джериды. Скважина на этом участке уже дала воду, но она поднималась из-под земли слишком горячей, чтобы сразу идти в дело. В тот момент строители были заняты сооружением градирни для ее охлаждения. В недалеком будущем эта часть бесплодной пустыни должна превратиться в цветущую пальмовую рощу, ведь молодые побеги финиковых пальм дают первый урожай всего через пять лет.

Через Уарглу уже в древности уходили в глубь Африканского континента караваны верблюдов с товарами. Эта дорога, как и сотни лет назад, по - прежнему ведет в пустыню, только в наши дни она покрыта асфальтом, а верблюдов сменили многотонные грузовики. Шоссе пока пересекает не всю Сахару, оно еще строится, но уже сейчас ему отводится большое место в планах будущего освоения пустыни. В 1968 году правительствами Алжира, Туниса, Мали и Нигера был разработан и принят проект строительства транссахарской шоссейной дороги, которая свяжет прямым путем северные районы Африки с ее внутренними областями. Осуществление подобного грандиозного проекта в условиях Сахары потребует громадных затрат, однако его преимущества очевидны. Строительство трассы даст огромный толчок развитию национальной экономики африканских государств и в сильной степени изменит нынешний лик Сахары.

Г. Матвеева

Глобус 1974

Trackback(0)
Comments (0)Add Comment

Write comment

security code
Write the displayed characters


busy
 

При использовании материалов - активная ссылка на сайт http://go-way.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 http://go-way.ru/

.
Designed by Light Knowledge