Главная Опережая путеводители

Ваш IP адрес:

54.81.108.205

 

Опережая путеводители Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
01.06.2015 20:29

Под серебристым крылом сигарообразной «каравеллы» стремительно неслись нежно-зеленые и желтеющие пашни. Неожиданно они пустились в хоровод, земля почему-то оказалась повернутой к иллюминатору под острым углом. Из штурманского отсека вышла в салон очень высокая тоненькая стюардесса и приветливо, с певучим сербским выговором сказала:

- Дозволите, другове руске, да вас поздравим на земли Югославие. Данас температура у Београду йе четрдесет три степени изнад нуле.
Сорок три выше нуля? После августовского ленинградского дождичка стало как-то боязно.

Но когда мы оказались в пальмовой роще с журчащим посреди фонтаном (именно таким молодые белградские архитекторы спроектировали уютный холл аэровокзала), а часом позже в маленьком комфортабельном отеле «Мажестик» увидели на окнах жалюзи на всевозможные случаи перепада погоды,- жаробоязнь как-то улетучилась.

Потом мы убедились, что в этом залитом солнцем крае обычные представления довольно динамично меняются. Модное мохеровое кепи для вечерней прогулки белградские девушки быстро сменили на крупную янтарную заколку. Церковники публично рекламировали приглашенный на дни службы эстрадный оркестр. Молодые люди в ярких блузах открывали в вестибюлях домов и широких подъездах по улице маршала Тито выставки своих картин, которые на другой же день снабжали выразительными надписями: «Сейчас я изменился и пишу иначе. Приходите смотреть завтра».

Казалось бы, что нового мог добавить глаз к тем проспектам, которыми нас щедро снабдила туристская фирма? Шесть социалистических республик, объединенных в Федерацию: Босния и Герцеговина, Македония, Сербия, Словения, Хорватия, Черногория. Пять основных национальностей. Три языка.

Два алфавита. Площадь в 255 804 квадратных километра с необычайной извилистостью границ. Более двух тысяч километров приходится на долю морских границ Югославии, вдвое больше общая береговая протяженность ее бесчисленных островов, «рассыпанных» столь беспорядочно, что оказалось исключительно трудным делом определить морские владения страны. По размеру территории Югославия стоит на девятом месте среди европейских государств, по численности населения - на восьмом, по числу пограничных соседей - их семеро - на втором месте. Пять горных систем, множество озер, около 1850 водных протоков. А кроме того - подземные водотоки, так называемые карстовые реки, которые то поднимаются на поверхность, то исчезают под землей и питают турбины подземных гидростанций...

Да, есть где разбежаться взгляду.

И все же новое взрывает устоявшиеся цифры путеводителей. «Девятнадцать с половиной миллионов человек», - вычитали мы. А вслед нам пришли данные последней переписи с цифрой населения уже в 20 504 516 человек - на миллион больше за какое-нибудь пятилетие. Проезжая в одном направлении, мы подмечали песчаные карьеры или хаотичные каменные глыбы. А возвращаясь по этим же местам две - три недели спустя, с удивлением наблюдали взметнувшиеся в горы свежие асфальтовые ленты.

История наложила свои законы и на эти перемены, и на некоторые другие расхождения туристских проспектов с пейзажами края. Жители Београда - Белого города, как здесь называют столицу, - с достоинством перечисляют названия ее старинных крепостей, исторических зданий, архитектурных памятников. Но и тех, и других, и третьих от истории сохранилось немного. Да и могло ли быть иначе, если Белград, поднятый на холм в переплетенье Дуная и Савы, упоминавшийся еще в кельтских сагах и хрониках древних римлян, тридцать девять раз за свою многовековую историю был разрушен и столько же раз возвращен к жизни!

Разрушители и ваятели

Гостиничный рассыльный Велько, которому мы подарили значок с силуэтом Медного всадника, сказал, мешая русские и сербские слова:

- Мощь. . . У Београду споменики - памятники, так? - йе жалостани.

И он показал нам такой «жалостный» памятник в одном из зеленых уголков столицы: изваянный в бронзе мальчик словно распластан возле разбитого кувшина. Трагедия у Чукур-фонтана, где турецкий янычар некогда убил ребенка, пришедшего за водой, всколыхнула белградцев: город ответил набатом и стрельбой.

Специалистов по разбою из разных краев земли влекли в Сербию легенды о ее богатствах и кладах. Языки огня и кровь струились по следам римских легионеров Флавия Феликса, гуннов свирепого Атиллы, жандармов австрийских курфюрстов, пруссаков кайзера Вильгельма II, эсэсовцев Гитлера...

По нескольким мостам, переброшенным через глубокие рвы, можно добраться до старинной Калемегдан - крепости, не раз оборонявшей город от захватчиков. Кале-мегдан с ее цветущим парком - традиционное место отдыха жителей югославской столицы. Отсюда они любуются, как далеко внизу, где-то под руинами старинных фортов, соединяют свои течения Дунай и Сава. Высокий смуглолицый старик, который стоял рядом с нами над сплетеньем рек, очень корректно сообщил:

- Другове руске, может быть, вы не знали, что Дунай и его сорок притоков в наших сказках зовутся сорок одним приветом добрых людей земли. - Улыбнулся: - Правда, бывало и другое.

Он оказался известным фенологом, страстным любителем природы. От него мы узнали, что четыре времени года очень своеобразны в Белграде, где зима бывает слякотной и дождливой, а бывает сказочно снежной, где осень одета в туманы, а нередко - в «ковры», и тогда листья по нескольку раз меняют свою окраску.

- И лето наше капризное, - добавил он. - Есть лето ливневое. Вам повезло, вы попали в лето добро зажаренного солнца - у нас так шутят в ясные сухие дни.

...Над рекой воздвигнута высокая фигура воина-славянина. Он вышел из суровых испытаний победителем. На колонне едва различимы выцарапанные русские слова: «Проверено, мин нет». Безвестный советский сапер в октябре 1944 года оставил по себе вечную память Белграду.

«За освобождение Белграда от фашистских оккупантов отдали свои жизни 2944 бойца Народно-освободительной армии Югославии и 961 боец Красной Армии. ..» - начертано на кладбищенской стене, рядом с барельефами - символами встречи югославских партизан с советскими воинами.
Союз коммунистов Югославии стремится, чтобы подрастающее поколение знало, какие бедствия несет война. Стелы вдоль дорог, чаши с пеплом сожженных деревень, предметные обвинения гитлеровцам - скульптуры из дерева, колючей проволоки, даже битого стекла. . . Но, пожалуй, в этом ряду наиболее символичной и впечатляющей выглядит скульптурная композиция Ивана Мештровича на горе Авала.

В прошлом пастух, он стал подлинным национальным героем Республики. В сорок первом бежал от итальянских чернорубашечников, вырвался из застенка гитлеровцев, которые тщетно хотели его принудить к сотрудничеству и приговорили к смерти.

Над Памятником Неизвестному герою И. Мештрович работал в тридцатых годах. Как бы оберегая сон солдата, скорбно застыли на горе Авала вытесанные в темном граните восемь женщин, олицетворяющих национальные районы страны. Этот памятник, взнесенный над столицей, воспринимается как гневный вызов войне и насилию.

Раде Пекич, немногословный водитель автобуса, искусно провезший нас по скальным виражам четырех республик Югославии, пояснил с помощью переводчика:

- Немцы устроили здесь наблюдательный пункт. Русским товарищам проще было при наступлении хорошей канонадой снять наблюдателей. Но они этого не сделали. Нам рассказали, что ваши разведчики сверились по карте, опознали монумент Мештровича и пощадили его. Я человек бывалый, но такое уважение к камню встретишь не часто...

После всех этих, скорбных скульптур как-то понятнее становится тяготение Югославии к солнцу, свету, домам из белого камня, которыми наполнен Новый Белград, раскинувшийся на юго-западе, за мостами Савы.

... Одна из последних вечерних прогулок по Белграду. Мягкий неоновый свет подземного универмага - оригинальной композиции киосков-лавчонок - и веселые огни площади Теразие. Возвращаемся назад по улице маршала Тито, выходим к старенькому рынку, строения которого напоминают восточные храмы, а рядом поднимаются этажи небоскреба, и к ним еще лепится одноэтажный деревянный домик, будто занесенный сюда из Ярославля. Все эпохи и стили сливаются вместе, расчищая дорогу городу, который в сороковой раз встает из руин к солнцу.

Забавные вздыбленные кони скульптора Росандича у здания Союзной Скупщины словно зовут в дальний путь по стране.

Глобус 1974

Trackback(0)
Comments (0)Add Comment

Write comment

security code
Write the displayed characters


busy
 

При использовании материалов - активная ссылка на сайт http://go-way.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 http://go-way.ru/

.
Designed by Light Knowledge